Свой путь в мире музыки Александра Фонарева

Свой путь в мире музыки Александра Фонарева
25 Октября 2017

Сегодня собеседник «Делового Донбасса» - Александр Фонарёв, композитор, исполнитель, радующий зрителей музыкальными импровизациями. Интересная личность, незаурядный человек с нетривиальными взглядами на вещи, он умеет так отвечать на вопросы интервью, что оно незаметно перерастает в дружескую беседу.

— Александр, о вас говорят, что в музыке вы самоучка. Это правда?


— У меня большой опыт общения с музыкантами – как профессионалами, так и просто любителями. Бывают абсолютные самоучки и те, кто отучился до определенного уровня в музыкальном учреждении, но продолжает совершенствоваться самостоятельно. Ищет дополнительные источники информации, продолжает заниматься. То есть, сам себя обучает.

Абсолютные самоучки, не имея никакой базовой подготовки, без какой-либо системы, берут гитару, начинают сочинять стихи и петь. Плюсы абсолютного самоучки в том, что он не привязан ни к какой системе и у него создается иллюзия свободы. Ему кажется, что он в состоянии выработать любой стиль. Образно говоря, на него не влияет система и не делает его ни «квадратным», ни «треугольным». Но если копнуть глубже, то абсолютные самоучки значительно отличаются от людей, пусть даже не полностью отучившихся в специализированном учебном заведении. Знаете, в чем отличие? У них разное видение того, КАК нужно заниматься. Одновременно, абсолютным самоучкам не хватает той же системы. Они не знают, сколько времени нужно уделять занятиям, чтобы выйти на определенный уровень мастерства. На своём примере могу сказать следующее: даже отучившись полных 7 лет в музыкальной школе и поступив в музыкальное училище, я сразу ощутил разницу. Музыкальная школа по сравнению с училищем – детский лепет. Поблажек там абсолютно нет. Вот этим, пожалуй, и отличается несамоучка. Его приучают к муштре и пахоте. Вы в буквальном смысле своей шкурой ощущаете, как и сколько нужно заниматься. Плюс у вас под носом множество примеров и очень высокого уровня, и середняки, и «так себе», а это в свою очередь способствует вашему самоопределению. Плюс у вас под носом есть мастер, который занимается индивидуально, даёт советы, контролирует ваше развитие, передаёт секреты мастерства (а такие есть, уж вы мне поверьте). Всего этого лишены самоучки. И у них это либо действительно талант от Бога, и они на чисто интуитивном уровне умеют доходить до всего сами, умеют находить нужных учителей и информацию, самообучаться, но таких единицы, либо это, как я говорил, смешанный тип, т.е. человек уже отучившийся и продолжающий самообучаться.

— То есть, для музыканта просто необходимо получить диплом какого-нибудь специализированного учебного заведения?

Я этого не говорил. Вы, наверняка, и сами понимаете, что диплом – это, по сути, просто бумажка. А для музыканта и подавно. Сколько раз выступал, на моей памяти не было ни одного раза, чтобы для этого нужен был диплом. Ваш диплом, особенно на сцене – это ваш уровень мастерства. О себе могу сказать, что я окончил общеобразовательную и музыкальную школу, после чего поступил в музыкальное училище на эстрадное отделение по классу фортепиано.

Хочу отметить, что среди специализированных учебных заведений, музыкальное училище, медицинское и художественное – самые сложные. Я вообще не понимаю людей, которые поступают, допустим, в медицинский институт ради престижа. Какой престиж, когда от тебя зависят будущие жизни людей, нужно быть безответственным идиотом, чтобы поступать ради престижа. То, что касается музыкального училища, то заплатить, дать взятку за хорошую оценку на экзамене не получится, так как сдаешь его публично, при полном зале. Да и какой смысл. Ну, заплатил ты, а потом вышел на сцену и публично обделался. На госэкзамен в музыкальном училище всегда собирается полный зал зрителей и 10-15 выпускников должны так отыграть свои программы, чтобы не опозориться. Они четко понимают, что учатся здесь, чтобы в дальнейшем уметь играть, петь, дирижировать и т.д.     Будут ли они зарабатывать этим себе на жизнь или нет, решать им. Но учиться нужно по-настоящему.

Могу сказать уверенно, что я не самоучка. На мое творчество влияло приблизительно 10 педагогов. Самым важным стало знакомство и общение с преподавателем в музыкальном училище по специальности (фортепиано). Он по-настоящему раздвинул грани моего мастерства. Суперпедагог от Бога, я ему очень благодарен. Даже вспоминаю моменты, когда ноты летели из класса за невыученный урок. Всё было по существу.

— А в музыкальной школе не было любимых преподавателей? Вы ведь окончили первую музыкальную школу Донецка им. Леонтовича?

Да. И в ней была моя первая учитель музыки. Как показало время, она привила мне самое главное качество, пожалуй, необходимое любому музыканту или творческому человеку, она привила любовь к своему делу.

Не могу сказать, что технически был силен, скорее наоборот, но благодаря её подходу всегда тянуло заниматься. Эти уроки запомнились навсегда, за что я ей очень благодарен и, на мой взгляд, – это основное.  Это топливо на всю жизнь. Если вам привили любовь, вас как будто «заразили» вирусом (в хорошем смысле этого слова) на всю жизнь.

На мой личный взгляд, музыкальная школа, как и общеобразовательная, ставит задачи просто научить музыке, познакомить с основными её компонентами, такими как сольфеджио, хор, теория и, конечно, игра на музыкальном инструменте. Если ученик показывает за время обучения какие-то особенные или экстраординарные таланты, ему уделяют особое внимание. Но, на моей памяти таких было немного.  Вообще для этого существует десятилетка при консерватории, где работают с особенно одарёнными детьми. Но всё-таки от себя лично добавлю, что индивидуальный подход, частные уроки всегда будут эффективнее.

— Частные преподаватели могут научить хорошо играть на фортепиано?

 Да, безусловно, могут. Ведь, как правило, за плечами частного педагога лежит большая практика работы и обучения в школах, училищах и консерваториях.  Я сам немного преподаю частным образом и занимаюсь с людьми абсолютно разного уровня подготовки, возраста и способностей. В своей практике, помимо обучения игре на фортепиано, я прививаю навыки сочинения и импровизации. Конечно, если у ученика нет такой склонности (к сочинению), навязывать ему этого никто не станет. Но в том то и отличие частного преподавания, оно направлено на развитие индивидуальных способностей. Была у меня ученица, девочка шести лет.  


Вне сомнения, одаренный ребенок. На первом уроке я попросил ее сыграть всё, что она знает и умеет. Звучали отрывки каких-то произведений, фрагменты, порой подобранные левой рукой. Занимались с ней довольно долго.  Однозначно, навыки игры ей привили неплохие, какие-то технические навыки, игру несложных этюдов, но не научили главному – для чего нужно заниматься музыкой. Девочка затруднялась ответить на это вопрос. И тогда я пришел на помощь, пояснив, что осваивать музыкальную грамоту необходимо для собственного удовольствия и дальнейшего выступления на сцене, чтобы дарить музыку зрителям. Дальше я поинтересовался, как она считает, можно ли с этим материалом давать концерт, даже если зрителями будут 5 человек. Маша отрицательно покачала головой.  Мы начали заниматься, и меня поразило то, что ребенок трудно впитывает чужой материал. Тогда я предложил ей отбросить этот материал и начать заниматься сочинением. Она с удовольствием согласилась. За два месяца Маша сочинила две пьесы, причем уроков у нас было 8. Если посчитать по времени, то это приблизительно 13 часов. Получается, что за 13 часов ребенок научился сочинять музыку. И это не две ноты, а форма, тональность, образность (конечно, в очень облегченном виде). Когда она играет, возникает какой-то образ.

— То есть, у этой девочки есть композиторский талант, а исполнительского нет?

Я бы не спешил называть это талантом. Есть склонность к сочинению музыки, мозг 6-ти летнего ребенка еще не забит всякой ерундой, общество и родители его еще не продавили под свои нужды и нужды системы, поэтому восприятие и отклик на новую информацию отличные. Причем, дети любят фантазировать, а это живительная влага для сочинения.  Что собственно и отличает ребенка от моих взрослых учеников. Часто так бывает, что человека всю жизнь подавляли, ориентировали на то, что надо делать.  А в душе он творческий человек – любит писать стихи, играть или рисовать. Но это же не практично. И вот проходит …адцать лет и, о чудо, ребёнок внутри выходит из летаргического сна и просит опять занятий творчеством. К сожалению, это происходит не со всеми и ненадолго. Такова реальность бытия. Осознав сколько времени упущено, и сколько еще предстоит потратить на то, чтобы минимально научиться ремеслу, люди, как правило, после одного-пяти занятий бросают. Но бываю и приятные исключения.

— Александр, возникает вопрос. Есть талантливые люди, даже одаренные. А есть те, кто обладает способностями ниже средних, но мечтает играть на фортепиано. Стоит ли ему реализовывать в жизнь эту мечту?

— Отвечу образно. Представьте пустое ведро, в которое в течение десяти лет регулярно капают по капле воды. Наступит момент, когда вода перельется и потечет на пол. Приблизительно так выглядит и мастерство.

Если человек целеустремленный и будет уделять игре на инструменте по два часа каждый день, то через несколько лет результат будет достаточно высокий. Я это могу гарантировать. Но для достижения самого высокого уровня нужно, как минимум, 6-7 часов ежедневных занятий. А то и больше – 12-15. И желательно иметь опытного наставника – педагога. А на начальном этапе он должен быть обязательно. Это ваш компас и катализатор, кнут, если хотите. Ведь самый быстрый способ чему-то научиться, а тем более игре на инструменте – это простой путь передачи: вам говорят, а вы делаете. Но учитель должен сам быть уровневым. Мои педагоги все играли очень хорошо.

Научиться сочинять музыку сложнее. Я все-таки считаю, что это дар, но только наполовину. Остальное – ТРУД, ТРУД, титанический ТРУД!

— Себя вы больше кем считаете, композитором или исполнителем?

Исполнителя во мне больше. Просто так сложилось, появилась тяга, неумолимое желание, исходящее изнутри, самовыразиться, но по-своему.

А так как нот к этому времени было переиграно достаточно большое количество, этот процесс запустился очень легко. Поначалу были сплошные свободные импровизации, не обладавшие хорошей формой и, ясное дело, пришлось погрузиться в более детальное изучение музыкальной теории, композиции, формы и т.д.

Если говорить о практических соображениях, то пианист может получить травму. Даже если повредить один палец, то упадет технический уровень и ряд произведений станет недоступен. Композитор в этом случае выигрывает тем, что его творения будут жить после него. Кто-то будет их исполнять.

Имеет ли смысл исполнителям пробовать себя на композиторском поприще?

— Когда приезжала Валентина Лисица, я был на всех ее концертах. Она высочайший профессионал, так как школа у нее отечественная.    Кто-то может поинтересоваться, почему бы ей не попробовать пополнить репертуар музыкой собственного сочинения. Но она уже спозиционирована как исполнитель и виртуоз экстра-класса и для нее предпочтительнее разучить произведение из бездонной мировой музыкальной сокровищницы. То же можно сказать и о других пианистах мирового уровня.

— Как вы поддерживаете в себе творческое пламя, творческое вдохновение, чтобы писать музыку?

Постоянное напоминание, осознанность. На востоке понятие осознанности, нахождения в моменте ощущения присутствует в жизни людей очень часто, у нас это редко можно встретить. Но, даже имея осознанное состояние, все равно бывают моменты в жизни, когда нужно просто себя заставлять. Бывало такое, что садишься за инструмент в совершенно разбитом, подавленном состоянии и, о чудо, через 30-40 минут игры ты словно попадаешь в другое измерение. Ни усталости, ни лени, ни мрачного настроения, как рукой сняло. Воистину, музыка лечит душу, а с ней и тело, разумеется. Мне нравится одно выражение, высказанное классиком Гёте, его очень любил цитировать Рахманинов: «То, что отнимает жизнь – возвращает музыка» - целиком и полностью согласен.    

— Когда вы сочиняете музыку, как это происходит? В голове рождается мелодия, и вы ее просто переносите на нотные листы? Или это немного иной процесс?

— Вот мы сейчас сидим, беседуем с вами, я даю интервью и, одновременно, доделываю два произведения. Не буквально, конечно. Просто, когда этот процесс уже запущен, он напоминает маховик, который крутится сам по себе и провоцирует меня на сочинение, поэтому музыка уже сама меня ведёт, а мне остаётся записывать, порой в любых условиях. Но, по факту, новое приходит легче за инструментом. Как только начинаю играть, происходит словно включение – присоединение к информационному полю, и через какое-то время приходят новые мотивы. А если быть точным, то я мог бы ответить на этот вопрос также, как львовский композитор Мирослав Скорик – не знаю, а точнее не уверен, мои ли это мотивы. Нельзя понять, откуда приходит сама мелодия, сам ее рисунок. Теория музыки, гармония, композиция, музыкальная форма, контрапункт, да все это средства, которые неимоверно помогают сочинять. Они масштабируют и структурируют ваше мастерство. Но мелодия – она является королевой и, если вы не способны придумывать их, все остальное – лишь технические приёмы, без хорошей мелодии они бессильны или вовсе мертвы.

В одной книге по психологии импровизации написано, что сочинить что-то абсолютно новое человек уже не может. Музыка подобна калейдоскопу из множества стекляшек, и композитор может только менять порядок их расположения, брать собственные «стекляшки» и сопоставлять друг относительно друга. Но именно свои, своего размера, цвета, шершавые или гладкие. Это как ДНК. У каждого музыканта на сцене своя энергетика, свой характер. Я с этим согласен, но не на 100 процентов. Не все в этой жизни подвластно нашему разуму. Все-таки, есть в сочинении маленький процент магии, иначе сочиняли бы все, кому ни лень.

— Процесс импровизации вы тоже не контролируете?

— Когда я импровизирую, находясь на сцене, довольно часто не имею чёткого   плана. Но все же он есть. Первая часть концерта, как правило, состоит из собственных сочинений и обработок, а вторая часть – «ИГРА С ЗАЛОМ». Зрители загадывают любую тему, например: «Осеннее настроение» или «Муха на стекле». И я ее придумываю тут же на ходу. Уточняя при этом у загадавшего детали, ну чтобы это не оказалась моя муха или моё настроение. Таким образом, пополняю свой багаж новыми произведениями и тренирую навык сочинения. Сложен процесс тем, что это эксклюзивный вариант.  Абсолютно неподготовленный. И здесь нет никакого фокуса, только практика и мастерство. Для меня это тоже всегда сюрприз. Бывает получаются шедевральные миниатюры, но бывает и такое, что может заклинить и не идет в голову ничего абсолютно.

Музыкант, который просто импровизирует, оперирует, как правило, заготовками, а предсказать, что тебе загадают, практически невозможно. Я даже свою ученицу учил писать музыку образами.  Как, например, сыграть так, чтобы я ощутил влагу от дождя или слезы, чтобы они пошли из глаз, от этой музыки? Такой подход к сочинению музыки очень эффективен.

Именно поэтому мне не очень нравятся джазовые импровизаторы, они подобны акробатам. Их учат стандартным моделям, которые они потом обыгрывают. А я смотрю на импровизацию, как на умение сыграть эмоцию. Ведь музыка и призвана давать эмоцию, исцелять душу.

— Как вы относитесь к мнению, что уже всё сочинено, и надо исполнять, а не сочинять?

— Как к абсолютной ерунде. В нас самих скрыт неисчерпаемый источник. Есть другая проблема, как сочинять и играть так, чтобы быть непохожим на других, одновременно будучи узнаваемым.  Чтобы тебя принимали на сцене, музыка должна быть и твоя и не твоя одновременно.  Твоя манера, твоя скорость, твоя фактура, но для зрителя все равно отдает чем-то родным. Многое, кстати, зависит от того, в какой среде вы находитесь, с какими людьми контактируете. Если вы не читаете книг, никак не развиваетесь, общаетесь с ограниченными людьми, смотрите по телевизору одно и то же, то в вашей реальности точно нельзя придумать ничего нового и это будет правдой. Ведь для творчества тоже необходимо топливо. В виде эмоций, впечатлений, информации. И от того, какого качество это топливо, будет зависеть и качество того, что вы воспроизводите на свет. Есть такая шутка – чем удобряли, то и выросло.

Но как только начинаете меняться, разжигать в своём сердце и разуме огонь, в вас мгновенно открывается непрекращающийся источник творчества и идей. Источник силы находится в настоящем моменте. Подумайте над этим. 

Вы раньше выступали под псевдонимом Александр Престон, а сейчас вернулись к собственной фамилии Фонарёв. Почему?

— Псевдоним Престон был придуман очень быстро. Просто мой организатор попросил меня придумать его в день выступления. Престон соединяет в себе итальянское слово и музыкальный термин, обозначающий темп исполнения – очень быстро. Под псевдонимом можно было набрать должный уровень. Если бы что-то не получилось, оставалась возможность уйти, или взять новый псевдоним. От родной фамилии никуда не деться.

На псевдониме Престон я натренировался, как боксер на груше и теперь готов подписывать свои сочинения собственной фамилией Фонарёв. К тому же, я пишу книгу по фортепианной игре. Когда встал вопрос, как ее подписывать, я решил, что авторство должно принадлежать моей фамилии и лечь в дальнейшем на весь мой род.

Чисто интуитивно я стал ощущать что-то чуждое, не родное, как будто я занимаюсь развитием другого человека, а не себя самого. Скрываю свою личность. Поэтому решил отказаться в пользу фамилии. Подавляющее большинство музыкантов из прошлых веков тоже не брали псевдонимы. Собственная фамилия накладывает двойную ответственность за свои действия.  

 Но в интернете вас знают как Александра Престона. Вы готовы потратить время на то, чтобы стать знаменитым, как Александр Фонарёв?

— Конечно, готов. Сейчас занимаюсь тем, чтобы наполнить свое имя энергетикой, музыкой, эмоциями. И пусть на это уйдет 5 или даже 10 лет. Я готов сделать всё на таком уровне, чтобы уже ничего не менять. Я даже высчитывал смену псевдонима на свою фамилию, пользуясь приемами нумерологии. Оказалось, что информация, которую несут псевдоним и моя фамилия, схожи, и я ничего не теряю. Ведь по сути, это мы наполняем свои имена смыслом, слабостью или силой. Всё остальное лишь приложение, игры ума.

— Когда вы говорили о Валентине Лисице, то сказали, что она высококлассный исполнитель, потому что у нее отечественная школа. А на западе хорошей фортепианной школы нет?

— Есть, конечно. Я думаю, что неверно делить музыкальные школы по национальному принципу. Главенствует не принадлежность к какой-то стране, а уровень таланта человека. В каждой стране есть гениальные музыканты. В советской школе была сложившаяся система, ядро, была ориентация на идею. Советский Союз был подобен большому металлическому шару, который в определенный момент разворовали, поделив на мелкие куски.

Я занимался с одним профессором из нашей музыкальной академии, и он показал мне пачку афиш за несколько десятилетий, иллюстрирующую, насколько менялась программа на пути к ее упрощению. Так постепенно ослаблялась советская школа, наработанные годами традиции. И сейчас необходимо начинать двигаться в обратном направлении, к своим истокам, к своим традициям. Наш народ всегда был борцом. Поэтому всё у нас получится.

— С началом боевых действий вы не покинули Донбасс. Что заставило вас остаться в Донецке?

— Возможно, это прозвучит цинично, но я захотел получить уникальный опыт пребывания в сложившейся ситуации. Переживания, эмоции, даже страх помогают творить, писать музыку.  Но самое главное, это моя родина. Почему я должен бежать отсюда, как таракан?

У меня была возможность уехать. Сестра с семьёй живет в Германии, отец – в Киеве, мама – в Крыму. Но я остался здесь и не минуты не пожалел об этом.  На мой личный взгляд, характер формируется и закаляется в тяжелых условиях. А если постоянно бегать, так ты его не сформируешь. Кстати, от своего призвания можно тоже бегать. Кто сказал, что будет легко?! Но многие так и делают. Есть такое качество – консерватизм называется. Некоторые его путают с примитивизмом и ограниченностью. Но одной из особенностей этого качества является постоянство. А как раз для того, чтобы придерживаться своей жизненной линии, следовать своему призванию и идти своим путём не сворачивая – оно   является основополагающим

— В ближайшее время у вас ожидается концерт в детском доме. То есть благотворительность вам не чужда, и вы готовы играть бесплатно для социально незащищенных категорий населения?

— Я долго не выходил на сцену, и за это время собралось много произведений, которые ещё не исполнял. Есть внутренняя потребность поделиться этим с людьми. А дети – самая искренняя, самая тонко чувствующая аудитория. Хочется отдать на людской суд этот материал, посмотреть на реакцию и освободить место для нового творчества.

— Что-то из ваших новых произведений, премьера которых состоится на этом концерте, можете выделить?

— Хотелось бы узнать мнение публики о моих фортепианных авторских произведениях, транскрипциях и вариациях. Восьмую, названную «Героическая», я написал для Валентины Лисицы. Название очень символично. Эта женщина поистине героическая. Приехать в Донецк, имея возможность выступать в любой другой точке мира, причем, рискуя отчасти своей репутацией. Это заслуживает уважения. И я очень высоко оцениваю её как музыканта и как человека. Говорят, что люди искусства аполитичны. Это не совсем так. Скорее творчество и музыка аполитичны. Поэтому и данное произведение в этом смысле не исключение. Оно посвящено, прежде всего, человеку и музыканту с большой буквы.

Ольга Стретта


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://delovoydonbass.ru/~v5u29
Страницы: 1 2 След.
0
Леонид
Интересное интервью, соглашусь во многом с Александром!!!
Имя Цитировать 0
0
денис
Александра я знаю лично коментарий написан без всякого пафоса и какоой либо лести на отлично помни Саня твои друзья всегда с тобой рядом и гордятся тобой удачи друг
Имя Цитировать 0
1
Елена
Мне повезло - я была на концерте Александра. Это незабываемые эмоции и впечатления. С большим интересом прочитала интервью и убедилась еще раз в том, что талантливый человек талантлив во всем. Пусть источник, питающий этот талант и творчество, не иссякнет и мир станет богаче на новые и яркие произведения!
Имя Цитировать 1
0
Гость
Так держать Александр, мы с нашими коллегами были на вашем концерте. Все очень понравилось, Вы наша гордость. Побольше бы таких людей нашему Донецку!
Имя Цитировать 0
1
Марина М.
Безумно горжусь, что имею честь быть знакомой с этим человеком. и пусть мы не виделись уже полжизни, эту потрясающую музыку, неутомимые руки, виртуозное исполнение, к счастью, можно "потрогать" через экран. я очень надеюсь скоро попасть на живой концерт, очень! Саша, спасибо за те эмоции, что переживаю.
Имя Цитировать 1
1
Kateryna
Мой дорогой любимый, талантливый брат! Горжусь тобой!
Сколько любви, глубины и доброты в твоём интервью!
Читала и аж сердце щемило ... невероятно по тебе соскучилась
Имя Цитировать 1
1
BigBoss
Александр, ты супер!!! Когда концерт,ждём с нетерпением?!
Имя Цитировать 1
1
Ирина Клименко
Круто!
Имя Цитировать 1
0
Виктория Дзямулич
[COLOR=#1d2129]Супер!Очень рада и горжусь![/COLOR]
Имя Цитировать 0
1
Александр Фонарев
Спасибо вселенной за такого одаренного продолжателя фамилии.Горжусь тобой,сын.Твое собственное и неординарное восприятие бытия -это твой стержень,держись за него.Я тебе даже немного завидую,потому что все приходяще,а музыка вечна.Ты на правильном пути.
Имя Цитировать 1
Страницы: 1 2 След.
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *