Вера в золото

Вера в золото
9 Января 2018

Бывший банкир решил проблему, терзавшую человечество пять сотен лет, оседлал блокчейн и запустил обеспеченную драгметаллом цифровую валюту

Весной журнал «Эксперт-Урал» начал проект «Компании, меняющие мир». В нем мы раз в пару месяцев планировали рассказывать о молодых и не очень уральских (или с уральскими корнями) фирмах, чьи идеи, инициативы, разработки способны лечь в основу экономики завтрашнего дня. Но найти подобных героев оказалось ой как непросто. Зачастую за революционными идеями стояли разработки двадцатилетней давности или того хуже — фантазии, которые вряд ли когда-то воплотятся в жизнь. 

Подарок нам сделал Владимир Фролов — один из самых известных уральских финансистов, бывший совладелец банка «Северная казна» и Инбанка, технологический евангелист, истово верящий в силу математики. В августе 2017-го он с интернациональной командой вывел на рынок Сингапура платежную систему Copernicus Gold, виртуальная валюта в которой привязана к золоту. 

500 лет Грешема 

На дворе май 2013-го. Владимир Фролов, несколько месяцев назад продавший долю в Инбанке (входил в структуру Номос-банка), празднует 65-летие. Возраст, по достижении которого он обещал дочери оставить предпринимательство и начать отдыхать.

— Чтобы поддерживать мозг в тонусе, я принялся за разработку нескольких прожектов, — вспоминает Фролов. — Самым масштабным и интересным из них была мировая финансовая система, в основе которой лежала валюта, обеспеченная золотом. Несколько месяцев я жил с этой идеей один на один. Но потом мне стало скучно: ни зрителей, ни дискуссии, ни аплодисментов, ни критики. Я решил изложить свои мысли в Facebook. Друзей отбирал тщательно, в контакты попадали программисты, журналисты, бюрократы, аналитики, научные сотрудники. 

Комментаторы довольно скоро начали указывать на проблемы теории Фролова. Самой серьезной из них, пожалуй, оказался закон Коперника — Грешема. Он был окончательно сформулирован еще в середине 1500-х и гласит, что худшие деньги вытесняют из обращения лучшие. Объяснить его механизм просто. Представим, что у России есть тысяча тонн золота, и правительство приняло решение выпустить обеспеченный этим запасом рубль. В то же время на рынке присутствуют ничем не обеспеченные фиатные деньги, эмиссия которых не ограничена. Рано или поздно все золотые рубли будут выкуплены и полностью выйдут из обращения. В истории подобное случалось уже не раз. Один из ярких примеров — крушение Бреттон-Вудской системы в 1971 году. 

Как бы неправдоподобно это ни звучало, но Владимир Фролов с командой выходцев из «Северной казны» и Института математики и механики УрО РАН сумели найти решение проблемы. В его основу лег, казалось бы, простейший принцип: когда спрос на золотую валюту растет, бери фиатные деньги и докупай металл, когда интерес спадает — уменьшай запас. 

— Когда я обсуждаю метод с друзьями, они обычно восклицают «это же очевидно», — улыбается Фролов. — Предлагал найти решение проблемы Грешема нескольким далеко не самым глупым людям. Через три месяца они, как правило, приходили ни с чем. Я сам справился с задачей далеко не за один день. Каких только конструкций в процессе поиска я не нагородил, каких только способов защиты не напридумывал. В теории подход действительно выглядит незатейливо, но реализовать его на практике чрезвычайно сложно. Факторов, влияющих на запас, масса — выходные и праздничные дни, плавающий курс золота, мерность слитка, срок локализации металла, интенсивность и неравномерность покупки и продажи (одно дело, когда все время берут по 10 — 20 граммов, а другое — когда 1 грамм, 7 кг, 20 кг, 40 граммов). Поддержание ликвидности в таких условиях — нетривиальная математическая задача. У нас она полностью автоматизирована. Робот ежесекундно определяет оптимальный запас золота, исходя из сформулированных нами целевых установок. 

Решение проблемы Коперника — Грешема было сформулировано командой Фролова еще в июне 2014-го. Около двух лет понадобилось, чтобы довести его до ума. В июле команда Фролова подала заявку на защиту алгоритма в Ведомство по патентам и товарным знакам США. Год доработки — и документ был получен.

— Для глобальной финансовой системы это был прорыв, — констатирует Владимир Фролов. — Все разговоры о невозможности существования валюты, обеспеченной золотом, остались в прошлом.

Как точить блокчейн 

Но этот прорыв не давал ответа на другой вопрос, порожденный все теми же комментаторами Facebook, — каким образом перемещать валюту по миру. 

Фролов понимал, что действующая в середине 2000-х система платежей безнадежно устарела. Ее основы были заложены еще в 1960-х и за 50 лет подвергались лишь незначительным изменениям. Яркое доказательство архаичности — трансграничные переводы. Сегодня они идут 3 — 7 дней изза наличия массы посредников и необходимости удостоверения. А их средняя цена (включая конвертацию) составляет 8,5%. В то же время, скажем, текстовые сообщения мы отправляем в любую точку планеты за секунды и микроскопические деньги.

Еще один пример морального устаревания традиционной платежной системы — операционный день. Допустим, вы отправляете деньги из Токио в Берлин. В Японии — 25 ноября, а в Германии — 24-е. Чтобы обеспечить проведение операции из будущего в прошлое, банкам приходится придумывать массу «костылей». 

Спасением для Copernicus стал блокчейн. Во-первых, он позволяет напрямую связать плательщика и получателя и исключить из цепочки банки и институт удостоверителя. Во-вторых, в этой технологии нет понятия времени, она может спокойно провести операцию за номером 1254117 из Токио в Берлин. И никакой коллизии не возникает. В-третьих, блокчейн несоизмеримо лучше защищен от DDOS-атак. И наконец использование этой технологии исключает фальсификацию баланса (кто бы что ни говорил, но в банке такое вполне возможно). 

— На различных конференциях мне часто приходится слышать докладчиков, которые продвигают единственную мысль — «в блокчейне ничего нельзя затереть», — сетует Владимир Фролов. — А дальше они начинают фантазировать, в каких отраслях и процессах это преимущество может сыграть важную роль. Я называю таких людей «свидетелями блокчейна», которые обладают поверхностным знанием предмета. Мы же довольно быстро поняли, что данная технология не универсальна. 

За основу в Copernicus Gold решили взять блокчейн биткоина. Причин несколько. Во-первых, он изначально затачивался под проведение транзакций. Во-вторых, к моменту начала разработки платежной системы он уже давно стоял на рынке и был неплохо отполирован.

— Тем не менее мы потратили на «допиливание» более года, — констатирует Фролов. — Почему? Прежде всего потому что он тормозной. Его предел — семь транзакций в секунду. Это уровень деревенского банка, а не глобального продукта. Нам нужно было увеличить показатель до нескольких сотен, а лучше — тысяч. Другой момент — блокчейн биткоина не позволяет проводить операции в физическом онлайне (он, как и нынешние банки, предоставляет информацию о списании средств, но в реальности платеж совершается позже). Далее — биткоин моновалютен, нам это не подходило. И последнее — технология, на которой мы базировались, не сидит под регулятором. Она анархична и общедоступна. Но надо понимать, что система без идентификации клиента и финмониторинга не имеет перспектив. Где сегодня разрешена к хождению криптовалюта? Да практически нигде.  

Долгая дорога к рынку

С момента старта разработки Copernicus Gold прошло 4,5 года. Команда проекта выросла до нескольких десятков человек. В него было вложено около 5 млн долларов (1 миллион из них — собственные средства основателей, остальное — инвестор, имя которого не раскрывается). Сегодня в системе зарегистрировано несколько тысяч пользователей, у нее заключены соглашения с крупнейшими мировыми золотыми и валютными брокерами. Но работает компания пока только в одной юрисдикции — сингапурской. На первый взгляд, результаты не такие уж и впечатляющие: мировой ИТ-рынок знавал истории успеха и позадорнее.

— Запуск на рынок глобального проекта — задача чрезвычайно трудоемкая, и подход «прыг-скок-побежал» здесь не работает, — замечает Владимир Фролов. — Ядро системы было создано к лету 2016-го, несколько месяцев мы его тестировали и только потом начали «цеплять» сервисы (так гораздо проще вычислять причину возникающих ошибок). Больше года наша система «крутилась» на стенде, за это время мы внесли в нее около тысячи изменений. Если бы мы бросили клич «приходите к нам, миллиарды» без всей этой подготовки, то непременно бы провалились.

Сингапур тоже оказался нелегким испытанием. Для Фролова и его команды это была совершенно незнакомая среда. С отсутствием настольных компьютеров, странными понятиями об удобстве интерфейса, длительными сроками заключения за, казалось бы, не слишком тяжкие преступления и невероятным комплаенсом.

— Первую юрисдикцию, как, впрочем, и место регистрации компании (Амстердам. — Ред.) выбирал инвестор, — рассказывает Владимир Фролов. — До запуска с нами в Сингапуре никто даже разговаривать не хотел: ни карточные провайдеры, ни валютные или золотые брокеры. Стартовав, мы, сразу направились к технологическим лидерам. Они спрашивают: сколько у вас транзакций. Мы: ноль. Они: и зачем вы тогда нам нужны? Пришлось идти к технологическим аутсайдерам, проводить несколько тысяч операций, возвращаться. Но этих доказательств состоятельности оказалось мало. Началась долгая процедура Know You Client с необходимостью отвечать на бумажные письма и предоставлять заверенную нотариусом копию водительских прав. Она заняла примерно пять-шесть месяцев.  

 Чтобы открыть счет в сервисе coper­nicusgold.com, нужна пара минут. Покупать валюту можно в любых объемах, начиная с тысячной доли монеты, обеспеченной соответственно, 0,001 грамма золота. Пока система работает только с одним хранилищем, расположенным в Сингапуре (в будущем пул планируется расширять).

Преимущества перед традиционными способами приобретения золота очевидны. Первое — не нужно платить 18% НДС. Второе — Copernicus оперирует реальным металлом, в то время, как, например, спец­счет в банке — это всего лишь обязательство финструктуры выплатить вам средства по текущему биржевому курсу.

— Нас часто спрашивают, а что с вами будет, если золото вырастет в цене в два раза, — комментирует Владимир Фролов. —

Да хоть в пять. Это не окажет на нас никакого влияния. Металл уже куплен и лежит в хранилище. И если у вас есть 200 граммов золота, которое резко выросло в цене, мы не несем потерь — мы зарабатываем на комиссиях с транзакций, а не со ставок на цену металла.

Третье преимущество технологии Фролова: допустим, вы можете купить грамм физического золота, но он будет стоить существенно дороже, нежели тот же самый грамм в слитке (в России разница достигает нескольких десятков процентов). Команда научилась это обходить, она консолидирует металл и продает его по ценам мерного золота. Четвертое преимущество — платформа Copernicus полностью роботизирована, она круглые сутки может проводить транзакции, а также постоянно отслеживает ситуацию и своевременно пополняет или продает золото из собственных запасов компании, обеспечивая ликвидность системы. И, наконец, пятое преимущество — сервис позволяет проводить транзакции не только в крипто-, но и в фиатной валюте (в теории — в любой). Захотел перевести в тенге или в норвежские кроны — пожалуйста. По словам Фролова, конвертация стоит в пять раз дешевле, чем у любого участника рынка.

Блеск валюты

О планах участники проекта не распространяются. На сайте Copernicus указано, что в декабре 2017-го клиентами системы должны стать жители 30 стран, а в 2018-м компания выпустит мультивалютную (доллары США и Сингапура, евро, фунты стерлингов, золото) карту Visa, которая позволит клиентам оплачивать товары и услуги более чем в 36 млн точек по всему миру.

О России Фролов говорит с явным сочувствием:

— Сегодня в нашей стране в год продается всего 4 тонны золота. Это кошкины слезы. Один китаец или индус в среднем покупает в десять раз больше металла, нежели россиянин. О европейцах я вообще молчу. Отсутствие рынка золота — большая трагедия для России, потому что мы лишены стабилизатора. Если рубль вдруг начнет крениться, то куда все побегут? В доллар. Но в банках его почти нет, им прокредитованы госкорпорации и крупные компании. Мы могли бы создать в России розничный рынок золота, если бы не было столько препонов и препятствий по открытию такого рода бизнеса. Мы могли бы стабилизировать отечественный финансовый рынок.

Пока пользователями Copernicus являются обычные люди. Команда рассчитывает на привлечение партнеров, которые будут через систему проводить платежи и предоставят своим клиентам возможность покупать золото.

Понятно, что золотая виртуальная валюта едва ли сможет заменить фиатные деньги (для этого просто не хватит ни текущих, ни будущих запасов металла). Не сможет она и перевернуть глобальную финансовую систему. Но чистые устремления Владимира Фролова, безусловно, вызывают уважение. И если сервис в конечном счете изменит воззрения хотя бы нескольких десятков миллионов человек, мы уже не зря о нем написали.  

Правила бизнеса Владимира Фролова

• Я следую правилу «подводной лодки»: всплыли — сказали. Пока мы не стартовали или, по крайней мере, не уверены, что назавтра стартуем, никакой информации о развитии проекта в публичном пространстве не появится.

• Мне импонируют люди, получающие удовольствие от решения сложных задач. Я сам таков, и в свое время, например, выиграл все олимпиады по математике, в которых участвовал.  

• Я полагаю, что самый важный человеческий навык — умение не мешать жить другим. Если он у вас отсутствует, ваша жизнь превращается в перманентный конфликт. Я никогда ни с кем не ругаюсь, потому что это бесполезная трата времени.

• Я компромиссный человек. И если во взаимоотношениях с партнером, с которым я хочу иметь дело, появляется противоречие, я буду искать компромисс. Не важно, какой пакет акций находится в моей собственности. Подавлением оппонента ты сеешь зерна гнева, которые потом обязательно пожнешь. Не готов я договариваться только в одном случае — если компромисс заставляет меня поступиться принципами. Они — святое.  

• Человек, проработавший 20 лет под банковской тайной, отличается двумя качествами. Первое — он никогда ни у кого ничего не спрашивает и априори не может быть любопытным. Второе — он никогда ничего не рассказывает про клиента или партнера.

• Меня не интересует бизнес, позволяющий зарабатывать и только. Предложите мне дело, дающее доход в сто раз больше, но не имеющее интеллектуальной составляющей, — и я откажусь. Я давно понял, что деньги не так уж много значат. И обменивать на них свой образ жизни — большая глупость.

• Содержать себя в порядке — интеллектуальном и физическом — обязанность человека. Мне скоро 70, но я могу относительно легко и быстро закатить на лыжероллерах на Воробьевы горы. Нечего лежать на диване, пить водку, а потом сетовать на плохую жизнь. 

Виртуализация золота

Идея создания цифровой валюты, обеспеченной золотом, возникла в начале 90-х, задолго до появления бокчейна. Впервые она была реализована в 1995-м в проекте E-Gold. На пике сервисом пользовались несколько миллионов человек.

К концу 2007-го сумма транзакций в системе приблизилась к 2 млрд долларов, и тогда власти обвинили ее создателей в создании финансовых пирамид, мошенничествах и отмывании денег наркомафии. В 2008-м E-Gold прекратил проведение транзакций.

Возродилась идея в 2014-м: канадские предприниматели решили запустить виртуальную валюту с золотым обеспечением Minacoin. Для старта вроде бы закупили два слитка по 400 унций каждый на сумму 1,05 млн долларов. Но больше сведений о проекте не поступало.

В конце мая 2015 года было объявлено о создании золотой цифровой валюты Hayek компанией Anthem Vault. Прошло два года. Статус проекта неизвестен. В том же 2015-м было объявлено о запуске обеспеченной золотом криптовалюты Хаurum. Ее технологической основой стал блокчейн Ethereum. Компания утверждала, что токены всегда можно обменять на металл. Новостей о проекте не так уж много. Но система, кажется, жизнеспособна.

В мае 2017-го в активную фазу вошел криптопроект GoldMint, инициированный основателями российской компании «Лот-Золото», которая занимается скупкой золота у ломбардов, а также дальнейшей его переплавкой и продажей ювелирам. В сентябре платформа запустила ICO (Initial coin offering, первичное предложение монет — форма привлечения инвестиций в виде продажи инвесторам фиксированного количества новых единиц криптовалют). За полтора месяца компании удалось собрать примерно 6,9 млн долларов (837 биткоина и 4946 эфиров).

Родиной самых амбициозных золотых криптопроектов являются Арабские Эмираты. Здесь развиваются сразу две крупные платформы — OneGram и Currensee (обе базируются в Дубае). В обеих системах единицы по стоимости приравнены к 1 грамму металла. Обе платформы планируют провести масштабные ICO: OneGram — более чем на 12 млн монет, Currensee — на 15 миллионов. 

Всего в мире хождение имеет около 20 электронных (и крипто-) валют (во вторых системах встроен модуль для майнинга), привязанных к золоту. По словам Владимира Фролова, платформа Copernicus Gold отличается от конкурентов тем, что золотая и все фиатные валюты находятся непосредственно внутри системы. Потому пользователям не нужно будет платить комиссии за вывод/ввод денег и их конвертацию. Рай для спекулянтов.

Сергей Ермак



Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Источник:  http://expert.ru
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~vjeoh
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *