Немецкий бизнес пускает корни в России

Немецкий бизнес пускает корни в России
27 Октября 2017

С точки зрения большинства немецких бизнесменов, после двухлетней рецессии российская экономика в 2017 году начала постепенно выходить из кризиса: бизнес-климат и ожидания германских компаний в России, несмотря на экономические санкции, в последнее время заметно улучшились. По словам председателя правления Российско-германской внешнеторговой палаты (ВТП) Маттиаса Шеппа, хотя имело место некоторое сокращение количественного присутствия немецких компаний на российском рынке за годы кризиса, в качественном отношении доля бизнеса Германии в России не уменьшилась и сильные игроки только укрепили свои позиции. А с начала 2017 года начали расти инвестиции и российско-германский товарооборот, что говорит о переходе экономики в стадию роста. «Более чем двухгодичный конъюнктурный спад и период экономических затруднений близится к концу. Российская экономика выходит из депрессии. Большинство немецких компаний остались на российском рынке, поверив в его оживление», — считает заместитель председателя правления Восточного комитета германской экономики Клаус Шефер. Согласно опросу по деловому климату, проведенного в 2017 году ВТП и Восточным комитетом германской экономики, две трети компаний ожидают, что в этом году российская экономика продемонстрирует положительные сдвиги, в то время как в прошлом году таких компаний было всего два процента. 

«Россия как экономический партнер почти перестала существовать для германской экономики, объем экспорта с 2013 года снизился почти вдвое. Тем не менее период спада экспорта прошел. И мы видим плоды сотрудничества в условиях, когда политика и экономика, невзирая на санкционный режим, сохранили каналы коммуникации открытыми»

     — говорит заместитель генерального директора Объединения торгово-промышленных палат Германии Фолькер Трайер.

Уверенность немецких компаний в завтрашнем дне в России выразилась не только на словах (в 2017 году 63% опрошенных немецких компаний предполагают, что их оборот вырастет). Бизнес из Германии готов инвестировать и нанимать новую рабочую силу. По словам Маттиаса Шеппа, в 2016 году немецкие компании вложили в экономику России два миллиарда евро и в 2017-м планируют осуществить дальнейшие инвестиции. Атмосфера роста затронула и сферу экспорта. В 2017 году прирост продаж из Германии в Россию ожидается на уровне не менее пяти процентов. Самыми оптимистичными направлениями называют сельское хозяйство и пищевую промышленность. Это связано с жесткими заградительными санкциями на ввоз сельхозпродукции, введенными Россией в ответ на западные санкции. В результате меры, принятые российским правительством, действительно привели к тому, что иностранные компании, в частности немецкие, были вынуждены локализовать свое производство внутри страны. 

«Немецкие компании в результате российской политики импортозамещения были вынуждены увеличить глубину производства в России, иначе они потеряли бы долю на рынке»

     — объясняет Маттиас Шепп.

В то же время локализация не проходит абсолютно безболезненно для немецкого бизнеса. Его представители жалуются на неопределенность правил регулирования, по которым продукт может считаться полностью произведенным в России. Кроме того, они сетуют на сложности участия в тендерах на государственные закупки, на госрегулирование и ограничения по импорту. С их точки зрения, стремление страны к развитию отдельных отраслей экономики не должно вести к протекционизму и неравным возможностям для российского и немецкого бизнеса.

СПИК и другие

Целый ряд немецких компаний оценили такой новый инструмент российской промышленной политики, как специальный инвестиционный контракт (СПИК). Его подписание фактически уравнивает немецкую компанию в правах с собственно российскими и дает ей все положенные контрактом налоговые и прочие льготы и преференции. СПИК уже подписали четыре немецкие компании, что говорит о востребованности новой формы контракта. 

«Этот механизм возник ровно в тот момент, когда начались, по общеизвестным причинам, проблемы с коммуникацией между нашими странами. Вдвойне обидно, что это относится к государствам, взаимодополняемость экономик которых является максимальной. СПИК — это коммуникативный инструмент, своего рода “разговор” между бизнесом, государством и регионами. При этом нормативная база документа разрабатывалась и продолжает совершенствоваться при непосредственном участии немецкого бизнеса, являясь в том числе ответом на запрос иностранных инвесторов из Германии»

     — сказал на международном инвестиционном форуме «Сочи-2016» заместитель министра промышленности и торговли РФ Василий Осьмаков.

Первым в июне 2016 года СПИК подписал немецкий производитель сельхозтехники Claas. Компания приняла решение о размещении производства в России еще в 2008 году (работает на российском рынке уже пятнадцать лет), инвестировала в нашу страну более 150 млн евро и построила в Краснодаре завод, где налажены металлообработка, сварка, лакировка и монтаж.

Затем были заключены еще два специнвестконтракта: с немецко-японской компанией DMG Mori на модернизацию станкостроительного завода в Ульяновске (общий объем инвестиций — около пяти миллиардов рублей) и компанией Daimler по производству автомобилей Mercedes-Benz в Московской области.

И буквально на днях, 13 октября этого года, подписан СПИК о модернизации производства насосного оборудования между Минпромторгом РФ, Московской областью и компанией Wilo. Контракт рассчитан на девять лет, он предусматривает увеличение степени локализации продукции до 85% и дополнительные инвестиции свыше 750 млн рублей. Wilo построила завод в Ногинске, в который вложила 35 млн евро. Это самое современное предприятие компании в Европе — со своим испытательным стендом и академией для обучения инженеров.

По словам Василия Осьмакова, проект предполагает максимальную локализацию выпуска в России десяти типов насосного оборудования, материалов и компонентов для их производства. Его продукция будет применяться в строительстве зданий и сооружений на промышленных предприятиях и в коммунальном хозяйстве. Инвестор обязуется вложить в проект более 752 млн рублей, осуществлять НИОКР и развивать кооперацию с российскими поставщиками.

Одновременно с реализацией столь масштабных проектов другие немецкие компании также инвестируют в Россию и локализуют здесь свои производства. Например, научно-технологическая компания в области здравоохранения, лайф-сайнс и высокотехнологичных материалов Merck объявила в июле 2017 года об открытии новой лайф-сайнс-лаборатории на территории технополиса «Москва». Эта лаборатория ориентирована на широкий круг российских исследовательских центров и компаний, специализирующихся в области фармацевтики, биотехнологий, молекулярной биологии.

Еще одна немецкая фармацевтическая компания, Bionorica SE, летом этого года начала строительство завода под Воронежем. Компания производит препараты на растительной основе и инвестирует порядка 40 млн евро в строительство нового производства.

Летом 2017-го было торжественно открыто новое предприятие производителя промышленных котлов Viessmann в особой экономической зоне «Липецк». В производство вложено уже полтора миллиарда рублей, здесь будет создано до 140 новых рабочих мест.

Совсем недавно, в конце сентября, немецкий производитель измерительных приборов WIKA открыл собственное производство в индустриальном парке «Индиго» на юго-востоке Москвы. В проект вложено более миллиарда рублей. 

«Открыв производство в России, мы сократили путь к нашему клиенту и уменьшили сроки поставки на треть. Завод будет также осуществлять поставки в страны СНГ, такие как Казахстан и Республика Беларусь»

     — сказал на открытии генеральный директор российской дочерней компании АО «Вика мера» Олег Гончаров.

Не только в Россию

Открывая свое производство в России, многие немецкие компании не ограничиваются ее внутренним рынком, а рассматривают возможность поставок в сопредельные страны СНГ. Отчасти, видимо, поэтому опрос немецких предпринимателей показал, что большинство из них видят в ЕАЭС региональный экономический союз, облегчающий экономическое взаимодействие между его членами, а не геополитический проект, укрепляющий влияние России в регионе. Экономическая выгода в основном касается упразднения таможенных пошлин между странами, расширения рынка, а также экономии расходов в логистике и техническом регулировании. 

«Результаты опроса ясно дают понять, что ЕАЭС воспринимается как региональный экономический проект. Компании, которые ведут бизнес не только в России, но и в других странах — членах ЕАЭС, тоже оказываются в выигрыше. ЕАЭС облегчает одновременный доступ к пяти рынкам путем единых таможенных пошлин и общей сертификации»

     — рассказывает Маттиас Шепп.

Примечательно, что представители немецкого бизнеса, положительно оценивая все плюсы экономической интеграции внутри ЕАЭС, считают маловероятным введение в сколько-нибудь обозримом будущем единой валюты для этого союза Кроме того, идея единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока кажется им привлекательной, но не реализуемой на практике. Практически невозможной они считают и идею создания общего экономического пространства между Россией и Китаем, Россией и Индией.

США против Германии и России

Хотя немецкие бизнесмены не ожидают скорого снятия антироссийских санкций, введенных ЕС в 2014 году, подавляющее большинство активно выступает за этот шаг. Кроме того, немецкие предприниматели серьезно озабочены новым законом США о санкциях против России, так как это напрямую угрожает их бизнес-интересам. 

«Немецкий бизнес в России отвергает американский закон о санкциях, принятый в одностороннем порядке»

     — говорит президент ВТП Райнер Зеле. По этому закону США получат возможность вводить санкции против международных компаний, сотрудничающих с российскими госкорпорациями и предприятиями с госучастием. Немецкие фирмы, работающие в России, воспринимают этот шаг американской администрации как новую опасность для перспектив их развития в нашей стране.

В первую очередь американские санкции направлены против энергетических компаний, а именно против строительства газопровода «Северный поток — 2», который должен поставлять дополнительный объем газа в ЕС, в частности в Германию. Большинство немецких компаний считают, что США руководствуются вовсе не политическими, а сугубо внутренними экономическими причинами: они заинтересованы в том, чтобы поставлять в Европу собственный сжиженный газ и поэтому стремятся не допустить увеличения объемов конкурирующего с ним российского трубопроводного газа на европейском рынке.

По мнению немецких предпринимателей, американские санкции наносят значительный ущерб и тем компаниям, которые не связаны с энергетикой. 38% опрошенных заявили, что санкции коснутся их опосредованно, через поставщиков и клиентов. Это значит, что пострадают не только энергетические компании, но и те, что работают в области информационных технологий, консалтинга, финансовых услуг, логистики и выставочного бизнеса. 

«От имени всего германского бизнеса в России мы обращаемся к правительству ФРГ и Еврокомиссии и призываем к встречным мерам в ответ на санкции США. Чтобы создать безопасные условия, нам нужны конструктивные шаги как для германской, так и для европейской экономики в целом — ради общего экономического пространства будущего, для безопасного снабжения Европейского союза»

     — заявил Райнер Зеле.

Алексей Буланов

Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Источник:  http://expert.ru
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~JeCat
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *