С надеждой на возвращение Бабы Королихи. Часть I

С надеждой на возвращение Бабы Королихи. Часть I
16 Мая 2017

Наша Республика переживает возможно и не такое тяжёлое время, как Донбасс в сорок третьем году, но то, что нам предстоит сделать, по своим масштабам вполне сопоставимо с задачами, которые решали наши замечательные прадеды и прабабки. Этот материал посвящён замечательному характеру людей Донбасса, и что особенно примечательно, эти качества проявляли наши женщины, заменившие в шахтах и на заводах ушедших на фронт мужчин.

Читатель, несомненно, увидит аналогии всего происходящего сегодня в Республике с событиями, происходившими в нашем крае 75 лет назад. А значит, народ Донбасса, возрождающий его сегодня, не посрамит память наших предков, которые тогда сделали невозможное.


С НАДЕЖДОЙ
НА ВОЗВРАЩЕНИЕ
БАБЫ КОРОЛИХИ. Часть I


…Королёва ответила на все вопросы французов и сказала не без гордости, что добывала угля больше иных мужиков. Глава французской делегации невольно воскликнул:
– Мадам! Но это невероятно! Ваше изваяние давно ждёт место в музее восковых фигур мадам Тюссо!
– Восковых, говоришь? Это матерьял мягонький. А я дюже жилистая. Не пройдеть!..

Из разговора Евдокии Королёвой с делегацией французских шахтёров












Евдокия Фёдоровна Королёва в день своего столетия


Когда-нибудь закончится и эта война. Некоторые из войн заканчиваются быстро, некоторые могут длиться десятилетиями. Но они непременно заканчиваются. И нам придётся всё начинать сначала. Восстанавливать, строить, созидать. Что ж, Донбассу это не впервой. В суровые годы невзгод и потрясений, пройдя сквозь кровь и разрушения, боль и страдания, наш край как птица Феникс вновь и вновь возрождался из пепла и это его удивительное свойство, возникшее за минувшие года, стало залогом его прекрасного будущего.

Как всегда, мы обращаемся к истории, надеясь в ней разглядеть опыт прошлого, наметить контуры грядущего, пытаясь понять причинно-следственные связи, роднящие нас как с известными героями былых времён, так и с тысячами безвестных участников военных и трудовых сражений, без которых бы мы никогда не узнали вкуса великих побед.

История всегда повторяется. Революции, войны, гражданские конфликты стали довольно будничным явлением в мировой истории, но я бы не рискнул продолжить начало этого абзаца в духе известной сентенции Гегеля, который утверждал, что во второй раз история повторяется в виде фарса. Несмотря на фантасмагоричность и ярко выраженные признаки фарса, происходящего у нас, по отношению к событиям, которые мы переживаем сегодня, моему сердцу всё же милей меланхолическое изречение из книги Екклесиаста, где нам даруется смутная надежда на лучшее - «Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои» (Глава 1, стих 6).

И сегодня мы тоже будем говорить об истории. О героической истории Донбасса, увиденной сквозь призму истории одной замечательной женщины, которая своей невероятной судьбой явила нам пример стойкости духа, любви и бескорыстия. Каждому времени присущи свои герои. Только героями не рождаются, героями становятся. Я часто задавался вопросом о пределах человеческих возможностей и о причинах, которые заставляют человека сделать невозможное. До того дня, когда на Донбассе вновь начали рваться снаряды и погибать люди, этот вопрос не казался таким актуальным. Теперь во мне живёт острое желание понять: почему? Можно понять спортсмена, изнуряющего себя ежедневными тренировками, чтобы однажды на секунду улучшить предыдущее достижение, которое по большому счету бесполезно и о котором будут говорить очень недолго и вскоре благополучно забудут. Можно понять бескомпромиссного мыслителя, идущего на костёр ради истины. Можно понять солдата, бросившегося под танк со связкой гранат.

Есть подвиги, которые озаряют мир яркой и короткой вспышкой молнии, есть и такие, которые как мягкий свет зари каждое утро сменяют сумрак ночи, и эта заря зажигает восток на протяжении всей твоей жизни. Одно дело, когда наивысшее напряжение твоих сил длится мгновение, совсем другое, когда ты совершаешь подвиг каждый день. И суть этого подвига - твоя работа.

Жизнь этой женщины - это вся история Донбасса, края, жители которого в вихрях гражданской войны, в бешеных ритмах индустриализации, горниле Великой отечественной войны, тяжелейших годах восстановления совершили невозможное. Это предстоит сделать и нам. Это нам под силу хотя бы потому, что это уже было сделано когда-то.

Несгибаемый характер Донбасса. Какой он? Произведения Ильи Гонимова, Бориса Горбатова, Павла Беспощадного можно смело рассматривать как энциклопедию донбасской ментальности, убедительное свидетельство особого состояния души жителя нашего края.

И здесь мы снова возвращаемся к анализу факторов, которые позволили сформировать нашу неповторимую ментальность. Жизнь края протекала в ощущении постоянной опасности, которая подстерегала живущего здесь ещё со времен Дикого Поля, эта опасность не исчезла и тогда, когда край превратился в крупный промышленный регион, только она стала неизменным спутником шахтера, опускающегося в темноту забоя и рабочего, обитающего среди пламени плавильных печей, грохота кузниц и прокатных станов.

К опасности можно привыкнуть. Она постоянно заставляет думать о себе и мысли об этом приучают человека быть готовым ко встрече с ней. И это вовсе не покорная готовность встретить и принять смерть, а просто отсутствие страха перед неизбежным. Опасность легче встречать тогда, когда ей противостоят плечом к плечу сотни и тысячи людей, объединённых одной идеей, одним помыслом, твоих единомышленников, родных и друзей. Опасность цементирует такую общность людей, превращает их в одну семью, единую в радости и в горе, в ненависти и милосердии.

Тяжелый труд являлся непременным атрибутом жизни Донбасса. Работа в забое и у мартена несоизмерима со многими иными профессиями, а учитывая особо вредные условия труда, несовершенную технику безопасности, высокую долю ручного труда, она была под силу далеко не каждому. И тем более удивительно, что такую работу в тяжелейший период жизни страны смогли осилить наши женщины.

Мы остановимся только на одном периоде жизни Евдокии Фёдоровны Королёвой - нашей Шахтерской Матери, бабе Королихе, без которой история восстановления разрушенного Донбасса выглядела бы бледно и неполно. Говоря о ней, мы также говорим о многих её подругах и тысячах других женщин, взваливших на свои плечи гигантский труд по возрождению нашего края.

Вся жизнь Королёвой связана с историей советского Донбасса, судьба угольного района отразилась в заботах этой прекрасной русской женщины. Так сказал о Королевой на столетнем ее юбилее секретарь парткома шахты.

Сам юбилей вылился в праздник района, всей старой Рутченковки. Горняки «Кировской» встали на трудовую вахту в её честь. В Дом культуры шахты приезжали чествовать Королёву со всего Донецка, а многие пришли взглянуть на неё. Евдокии Королёвой официально насчитали 75 лет трудового стажа, из которых более 50-ти — под землей.

Она сидела в президиуме в своём форменном шахтёрском кителе, что надевала лишь в торжественных случаях, с орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», знаком «Шахтёрская слава», в своей всегдашней серой шальке. Достойно сидела. А сколько вокруг было ее «сынов», с кем делила радость и горе, заботы и волнения, никогда не думая о славе, наградах, и искренне удивлялась, когда они приходили. Ведь жила она просто, среди людей и для людей.



Одни из тысяч женщин, спустившихся в шахты Донбасса

Всю свою трудовую жизнь, а на пенсию Королёва оформилась в 87 лет, занимала она «самые почетные должности» — работала плитовой, стволовой, лебедчицей, и породу выбирала, и техничкой в бане была. Лишь однажды, после того, как прогнали фашистов, и шахтёры вернулись из Караганды, назначили Королёву комендантом жилотдела шахты, но через неделю она сбежала на выборку породы, как сказала сама: «Поближе к угольку».

Наша Республика переживает возможно и не такое тяжёлое время, как Донбасс сорок третьего года, но то, что нам предстоит сделать по своим масштабам вполне сопоставимо с задачами, которые решали наши замечательные прадеды и прабабки. Сухие и бесстрастные статистические данные, приводимые в нашем рассказе, мы будем перемежать отрывками из документальной повести Николая Гончарова «Шахтерская мать», которая, как мне кажется, должна послужить настольной книгой для каждого патриота нашего края.

В первой декаде сентября 1943 г. Советская Армия завершила освобождение Донецкого бассейна - района наиболее концентрированной тяжелой промышленности СССР, который давал до войны свыше половины всего угля и металла, добывавшегося в стране.

Промышленность и транспорт Донбасса, его города, жилой фонд, культурно-бытовые учреждения враг разрушил и разграбил. Раны, нанесённые фашистскими оккупантами Всесоюзной кочегарке в 1941 - 1943 гг., намного превосходили ущерб, причиненный бассейну в 1918 - 1920 годах. В годы гражданской войны было затоплено около четверти всех шахт Донбасса, шахтные здания и сооружения были разрушены лишь частично. В 1941 - 1943 гг. затоплению подверглись почти все шахты, полностью были уничтожены поверхностные сооружения шахт, разрушены стволы и горные выработки.

Гитлеровцы осуществляли своеобразную "стратегию" разрушения, изложенную в директивах и приказах военного командования. Немецко-фашистское командование указывало, что «весь Донецкий бассейн восточнее позиций "Черепахи" должен быть эвакуирован в хозяйственном отношении и полностью разрушен». Секретная инструкция хозяйственного руководства южной группы немецко-фашистских армий от 2 сентября 1943 г. обязывала армейских командиров и руководителей хозяйственных команд полностью разрушать промышленные предприятия. "Разрушения, - предписывалось в инструкции, - следует произвести не в последний момент, когда войска будут уже вести бой или отступать, а заблаговременно". В технических инструкциях, разработанных специалистами, указывалось, какие именно цехи предприятий следует разрушать в первую очередь и какие наиболее эффективные методы разрушения должны применяться. Инструкции были детализованы с учетом особенностей технологии и специфики каждой отрасли промышленности и типа сооружений.

Особенно тщательно уничтожалась энергетика - разрушались здания электростанций, электрооборудование, электросети, подстанции на предприятиях. Фашисты исходили из того, что, лишая предприятия возможности получать электроэнергию, они тем самым обрекут их на длительное бездействие.

…Дальше все пошло, как и в прежние годы. Когда на зов Евдокии Фёдоровны собралось человек двадцать, она отправила их по дворам собирать шахтный и строительный инструмент, а заодно переписать всех тех домохозяек, кто получил с фронта похоронки, и кто желает работать в особой бригаде Королёвой на восстановлении шахты. К вечеру список был готов: в нем, по словам Петра Чебалина, значилось свыше пятидесяти человек. А вот что касается инструмента, то уже на другой день было сдано сто двадцать грабарок, сто пятнадцать породных лопат, полтораста шахтерских ламп, много отбойных молотков, буров, зубков. А когда на следующий день Евдокия Фёдоровна привела на развалины шахты всю свою полусотню, то заведующий поручил Королевой весьма ответственное дело – рытье котлована и закладку фундамента под новый шахтный копер и подъемную машину, а на утренних нарядах стал именовать бригаду бабушки Евдокии не иначе как фронтовой.

На шахтах гитлеровцы стремились возможно больше вреда нанести стволам, так как восстановление их можно проводить лишь узким фронтом и требует много времени. На металлургических предприятиях разрушались основные агрегаты. Домны взрывались. Кожухи печей уничтожались в самом ответственном месте - в фурменной зоне; подрывались опорные колонны. Так был разрушен доменный цех Макеевского завода. В мартеновских цехах подрывались колонны крайнего или печного ряда, что приводило к обвалу печей. На многих заводах на сооружения обрушивались высокие дымовые трубы, каждая весом в сотни тонн. На Новокраматорском заводе тяжёлого машиностроения на цехи были обрушены все 12 гигантских труб, каждая весом от 250 до 280 тонн. Тысячи промышленных и жилых зданий были преданы огню. Дерево сгорало, а металлические конструкции деформировались. К моменту освобождения в Донбассе не работала ни одна электростанция; ни одна домна, ни один мартен не плавили металл. В сентябре 1943 г. суточная добыча угля в Сталинской области составляла 0,6% довоенной.


Работы по восстановлению промышленности начались в частично освобожденных районах Донбасса еще в феврале 1943 года. Враг находился в 16 километрах от Ворошиловграда и свыше полугода обстреливал город из дальнобойных орудий, подвергал его бомбардировке с воздуха. На шахтах Краснодонского, Свердловского, Ровеньковского, Успенского, Боково-Антрацитовского районов горняки работали под артиллерийским и минометным огнем. Так, с марта по август 1943 г. в освобождённой части Донбасса было добыто 1000873 тонны угля. С начала сентября 1943 г. восстановительные работы развернулись широким фронтом. Шел третий год войны. Все силы народа были сосредоточены на борьбе с врагом. Тем важнее было разработать наиболее эффективную программу восстановления Донбасса.

…Всё это учитывало начальство возрождающейся шахты и феномен Королёвой сполна использовало при подготовке новичков. Ни один из них не спускался в шахту, не побывав на рабочем месте фронтовой бригады Королевой, не поговорив по душам с Евдокией Фёдоровной. Первый начавший выдавать уголь участок почти сплошь состоял из крестников Шахтёрской Матери. Когда в 1946 году наконец откачали подземное озеро, затопившее шахту, и стали считать дни до первой вагонетки с углём, примерно знали, в какой из них «Тридцатая» даст знать об этом. «И ты понимаешь – говорила Евдокия Федоровна много лет спустя, – когда она, наша родная «Тридцатка», вдруг знакомым, ой, каким знакомым! голосом известила всю округу, что она ожила, мы прямо-таки оцепенели. Потом бросились обнимать друг друга. Кричали «ура!» и плакали. А во дворе шахты кто-то палил из фронтовой ракетницы...»


Такие планы разрабатывались ещё в 1942 г., в то время, когда бассейн был занят врагом. В самом начале 1943 г. Наркомат угольной промышленности по заданию ЦК партии созвал совещание на Урале для обсуждения основных проблем восстановления шахт. Тогда же конструкторы стали создавать новые типы насосов для откачки воды, подъемных машин и других видов оборудования. После освобождения Донбасса все шахты бассейна были обследованы. На основе полученных данных был составлен план их восстановления. Разработаны были и основные направления восстановления других отраслей тяжёлой промышленности.

Ряд решений Государственного Комитета Обороны (ГКО), вынесенных на основе планов, представленных наркоматами, содержал конкретную программу восстановительных работ. 22 февраля 1943 г. было принято постановление ГКО "О восстановлении угольных шахт Донбасса". 26 октября 1943 г. ГКО вынес решение "О первоочередных мероприятиях по восстановлению угольной промышленности Донецкого бассейна". ГКО утвердил планы восстановления энергетики, чёрной металлургии, машиностроения, химической промышленности Донбасса.

В основу плана восстановления отдельных отраслей промышленности было положено несколько общих принципов. Восстановительные работы были целиком подчинены интересам фронта: прежде всего предстояло восстанавливать те предприятия (а на них - отдельные агрегаты, пролёты, цехи), которые менее пострадали, ввод в эксплуатацию которых требовал наименьшей затраты материальных средств и мог быть осуществлен в наикратчайший срок, чтобы страна как можно быстрее получила топливо, металл, машины.

В основу всех планов был положен принцип комплексности восстановительных работ, сохранения правильных пропорций между отдельными отраслями (например, между машиностроением и металлургией, между добычей коксующихся углей, руды и выплавкой чугуна). Внутри больших предприятий также вводилась очерёдность, причём каждая очередь охватывала комплекс взаимосвязанных агрегатов. Так, на Макеевском металлургическом заводе в первую очередь восстанавливался комплекс в составе домны N2, парового котла N6, воздуходувки N6, разливочной машины, части заводских железнодорожных путей.


Условия военного времени побуждали всемерно использовать все ресурсы, даже те, которые на первый взгляд нельзя было пустить в дело. Опыт Сталинграда показал, что можно было использовать в качестве строительных материалов остатки разрушенных зданий, даже деформированный металл.

Обычно проектирование новых заводов осуществлялось проектными институтами Москвы, Ленинграда и других крупнейших городов. Для восстановительных же работ требовалось строго индивидуальное проектирование, в зависимости от характера разрушений. Поэтому признано было, что проекты восстановления того или иного предприятия должны разрабатываться непосредственно на месте специальными выездными бригадами проектных организаций.

Для того, чтобы можно было развернуть восстановление промышленности Донбасса, надо было прежде всего наладить движение на железных дорогах. При своем отступлении гитлеровцы взрывали железнодорожные мосты, железнодорожные и насосные станции, водонапорные башни, паровозные депо, увозили паровозы и вагоны. Огромную работу по восстановлению транспорта провели специальные военно-восстановительные управления, паровозные колонны и военно-эксплуатационные отделения, созданные во время войны на железнодорожном транспорте. Восстановители двигались вслед за наступающей Красной Армией и нередко работали под огнем неприятеля. С первых же дней освобождения Донбасса железнодорожники самоотверженно трудились над возрождением всего сложного железнодорожного хозяйства, чтобы обеспечить доставку строительных материалов и оборудования, своевременный вывоз добытого угля и металла, бесперебойное снабжение топливом и железной рудой металлургических заводов.


Партия и правительство указывали, что важной задачей партийных, советских и хозяйственных организаций является восстановление Донецкого бассейна, в первую очередь его угольной промышленности. Возрождение Донбасса стало родным делом всего советского народа. С Востока планомерно возвращались эвакуированные туда люди, оборудование. Организованно переезжали целые строительные тресты. Так, 16 ноября 1943 г. Наркомстрой СССР получил предписание перевести из Кемерова в Макеевку весь личный состав Особой строительно-монтажной части N60 (2 тыс. рабочих), механизмы, строительное оборудование и даже инвентарь подсобного хозяйства. Несколькими днями раньше, 6 ноября 1943 г., Наркомстрою было предложено перевести в Сталино из Саратова Особую строительно-монтажную часть N19.

Но по мере того как торжество приближалось к завершению, Евдокия Федоровна, как рассказывали очевидцы, становилась все пасмурнее. А когда из оркестровой ямы послышался характерный шум подготовки музыкантов и председатель промолвил: «Разрешите мне в заключение...» – Королёва вскочила и сказала громко: «Не разрешаю! Ты, милок, совсем забыл про главных людей». И стала торопливо и обидчиво говорить о своих бабоньках, о том, что у каждой из них есть имя, достойное быть произнесённым в такой день.

– Если бы их не было, то и меня такой, как вы здесь нарисовали, не было бы. Да что там меня! И вас бы тоже не было, таких забывчивых! – горькими словами наотмашь била остолбеневших начальников Королиха. Председатель безмолвно застыл с листками написанной для него заключительной речи. А Евдокия Фёдоровна, не переводя дыхания, стала одну за другой называть своих подруг: «Домна Павловна Фролович! Поднимайся, не стесняйся, подруженька. Марья Марковна Петрова! Покажись людям!..» И так имена всех до единой, всех тридцати девяти, пришедших на юбилей своего бригадира. Вспомнила и тех, кого фронтовая дружина проводила в последний путь. И первый секретарь обкома партии, ещё не забывший пот рабочих смен, пошел к трибуне и молча стоял на ней, пока не прозвучала последняя фамилия. За ним поднялся президиум, а вслед весь зрительный зал. И тогда Евдокия Фёдоровна так закончила свою, быть может, самую длинную речь в жизни:

– Перед вами та самая незамеченная сила, что вытащила шахту из преисподней. Не одна я таскала тачку, а все мы вместе. Все женщины моей бригады получили похоронки кто на сына, кто на мужа. А у меня – дважды тяжко раненый сын. Все мы вместе люто обижены войной. И отличие у всех у нас одно – мозоли на руках и печаль в сердце. Нас нельзя отрывать друг от друга. Это грех большой... Мы все – заодно!.. Не забывайте никого, люди!..

Первый секретарь обкома понял, что на кон поставлена его репутация. И он нашел единственный из возможных выходов в замершем зале. Партийный вождь низко склонил голову и сказал трогательно и просто: – Мы допустили непростительную оплошность... Прости нас, мать! Простите и вы, женщины, если сможете…



Окончание статьи "С надеждой на возвращение Бабы Королихи" - в следующей публикации.


Обозреватель «Делового Донбасса» A.PARTIAL


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Facebook актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~UgGJ6
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *