Композиторский Клондайк в донецкой музыкальной академии

Композиторский Клондайк в донецкой музыкальной академии
29 Ноября 2016

Отправляясь на концерт донецких композиторов, который проводился в зале музыкальной академии имени Прокофьева, я была настроена скептически. Имена в программке почти все незнакомые, за исключением лишь известного в Донбассе и за его пределами Александра Рудянского и ещё Владимира Стеценко. Остальных я мысленно называла «юными талантами» и была готова оценивать их произведения с точки зрения того, что, как мне казалось, это будут одаренные, перспективные люди, но не более. Реальность приятно удивила и концерт, состоявший из вокальных произведений донецких композиторов, оказался мероприятием, достойным проводиться, как минимум, на сцене филармонии или оперного театра. Слишком тесен был уютный, но маленький зал музакадемии для звучавших произведений.

Те, кого я заранее отнесла к числу «юных талантов», оказались профессионалами с большой буквы. Все эти люди не просто имеют высшее музыкальное образование, но и преподают на кафедре теории музыки и композиции Донецкой государственной музыкальной академии имени С.С. Прокофьева. Их объединяет не только общее место работы, но и горячее желание служить искусству, огромная любовь к своему делу, тонкое понимание того, что происходит в окружающем мире и в человеческих сердцах. И всё это молодые композиторы Надежда Мартыненко, Алексей Леонтьев, Снежана Тихонова и Роман Качалов мастерски передают в своих произведениях.

На концерте донецкие композиторы представили свои песни и романсы. Начали программу учащиеся младших классов музыкальной школы-интерната для одаренных детей, хором исполнившие две трогательные детские песни на музыку Надежды Мартыненко – «Ореховый гром» (слова М. Бородицкой) и «Три сороконожки» (слова А. Усачева). Дальше заряженный мощным позитивом зал приветствовал молодой солист Донбасс-оперы, студент-старшекурсник музакадемии Григорий Шафир (педагог — заслуженная артистка Украины, доцент Нина Зуева), представивший публике романс Алексея Леонтьва на стихи И. Тургенева «К чему твержу я стих унылый». Задумчиво-лирический настрой продолжил следующий номер – романс Снежаны Тихоновой на стихи Ф. Тютчева «В небе тают облака», который исполнила студентка третьего курса Дарья Терещенко (педагог — заслуженная артистка Украины Зинаида Полищук). Взорвала зал мощью голоса и уровнем мастерства ещё одна студентка 3 курса Елена Урдяник (педагог З. Полищук), представившая вниманию слушателей два романса Романа Качалова – «Астры» на стихи А. Олеся и «Капли» на стихи С. Есенина.

Программа из сочинений мэтров была более объемной. Стараниями студентов музакадемии прозвучало 6 произведений Владимира Стеценко. Второкурсница Ольга Архипова (педагог - народная артистка Украины, профессор Раиса Колесник) продемонстрировала, что несмотря на юный возраст, хорошо разбирается в том, о чем поет и уже успешно предпринимает первые попытки превращать песню или романс в маленький спектакль, как это было с «Иванушкой» на слова В. Семерника. А ещё одна ученица профессора Колесник Ирина Давыдова затронула зрителей до глубины души, проникновенно исполнив романс «Когда я думаю о маме» на слова В. Демидова. После студентка мгновенно перестроилась на совершенно иной лад и представила песню «Женщина» на слова В. Лазарева. Порой манера поведения юной певицы напоминала легенду советской эстрады Валентину Толкунову, да и исполнение было зрелым, учитывая, что текст рассчитан на наличие жизненного опыта. Ещё одну песню Владимира Стеценко на народные слова «Зачем сидишь до полуночи?» представила четверокурсница Татьяна Емец (педагог — народная артистка Украины, профессор Алина Коробко), показав прекрасное владение голосом.

Красивую точку в финале поставил блок из произведений на музыку ещё одного мэтра, заведующего кафедрой теории музыки и композиции, профессора Александра Рудянского. Пять его творений исполнила солистка Донецкой филармонии, лауреат международных конкурсов Татьяна Гуртовенко, которую, несмотря на молодость, можно смело относить к числу мастеров сцены. Зал порадовали романсы на стихи Ю. Друниной «Ты – рядом», А. Фета «Люби меня» и польской поэтессы М. Конопницкой «Песнь о доме», «Ивовая дудочка», «Тихий вечер».

После концерта мне удалось побеседовать с известным донецким композитором Александром Рудянским. Ценители музыки знают не только творчество, но и историю жизни Александра Николаевича благодаря тому, что он уже выпустил две автобиографические книги – «Семь божественных нот» и «Мой путь в искусстве». Но прочитать их смогли далеко не все желающие из-за малого тиража. Поэтому наш разговор с мэтром мы начинаем с вопросов о том, каким был старт его карьеры в мире музыки:

— Александр Николаевич, расскажите, как началась ваша крепкая дружба с музыкой, переросшая в большую любовь?

— Моя семья отношения к искусству не имела. Отец был горным инженером, мама занималась воспитанием четверых детей. Я был третьим по счету ребенком в нашей большой, счастливой семье. Родился я, кстати, на золотоносном прииске в Свердловской области. Так, что родина моя – Урал.

Гармоничную и радостную жизнь нашей семьи нарушила война. Отца призвали на фронт. Он погиб в 1942 году. Спустя 4 года, в 1946-м, умерла мама. Мы, четверо детей, остались круглыми сиротами. Мне было только 11 лет. Государство тогда хорошо о нас позаботилось и меня устроили на учебу в военно-музыкальную школу, готовившую кадры для военных оркестров. Учился я там по классу флейты.

— Вы сразу стали делать успехи в музыке?

— Не хочу хвастаться, но уже спустя три года, в 14 лет, я выступал как солист на концерте, где в первом ряду сидел сам маршал Георгий Константинович Жуков. Помню, что исполнял я тогда сложное произведение – вальс из оперы Глинки «Иван Сусанин». Жуков аплодировал. Потом мне дали грамоту, денежную премию и даже написали об этом концерте небольшую статью в газете. Уже в 17 лет я стал музыкантом военного оркестра и вместе с большим коллективом, сводным оркестром, хоронил Сталина в Москве.

— А где вы получили профильное образование?

— После музыкальной школы я поступил в музыкальное училище имени Гнесиных. Уже в столь юном возрасте я любил сочинять музыку и видел себя в дальнейшем именно композитором. В 18 лет я начал писать свои первые произведения. На первом курсе был написан вокальный цикл «Картины природы» на стихи польской поэтессы Марии Конопницкой, состоявший из шести произведений. У этого цикла оказалась интересная судьба. Тогда, в далеком 1954-м, я получил за эти сочинения свою пятерку и, оставшись довольным, убрал ноты в дальний ящик. 45 лет я не вспоминал о «Картинах природы». Но в конце 90-х годов минувшего века я узнал, что в Польше проводится конкурс имени Конопницкой и вспомнил о своих первых пробах композиторского пера. Достав пожелтевшие нотные листки, я немного подработал музыку и предложил студентам нашей музакадемии разучить эти произведения и поехать с ними на конкурс в Польшу. Ребятам понравилась эта идея и в результате они стали лауреатами.

Мария Конопницкая

После окончания училища я продолжил образование в музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных. Учился в классе у великого композитора Арама Ильича Хачатуряна.

— Этот человек, внесший огромный вклад в мировую культуру, был строгим преподавателем?

— Только в хорошем смысле этого слова. Я, попав в класс к такому мэтру, сначала испугался. Думал: как я, ещё совсем маленький композитор, буду учиться под руководством такой известной личности. Но вскоре понял, насколько мне повезло. Арам Ильич оказался очень добродушным, простым в общении человеком, лишенным даже намека на звездную болезнь. Но, находясь рядом с таким педагогом я, как и другие его ученики, понимал, что писать серую музыку просто не имею права. У моего любимого педагога я позаимствовал стремление создавать яркие, броские произведения.

— Восточный колорит в вашей музыке тоже от Хачатуряна?

— Арам Ильич писал музыку с армянским колоритом, а в моих произведениях присутствуем казахский колорит. Дело в том, что после получения диплома я уехал работать в Алма-Ату, преподавал там в консерватории имени Курмангазы, знаменитого народного музыканта. Окружающий меня волшебный мир востока влиял и на мое творчество. Отсюда и восточный колорит в моих произведениях.

— Что пишете с большим удовольствием, песни или академическую музыку?

— В ранние годы я писал больше песен, чем симфоний. Одна из них — «Апрель» — в течении 20-ти лет исполнялась на всех праздничных концертах. Её слушали Брежнев, руководители союзных республик, представители стран соцлагеря. Пели её и в Москве. Даже из города Стрый на западной Украине мне приходило письмо с просьбой прислать им ноты. Последний раз «Апрель» звучал в 1991 году в Алма-Ате. Об этом мне рассказал профессор нашей музакадемии Станислав Витальевич Савари, ездивший туда как представитель госкомиссии.

— Кто из известных исполнителей пел ваши песни?

— Например, среди таких людей был Иосиф Кобзон. С ним мы учились в одном институте. Только я на курс старше. Однажды Иосиф Давидович приехал в Казахстан с концертом, я пришел к нему за кулисы и договорился, чтобы он исполнил мою песню, написанную к завершению одной большой стройки. Он согласился и показал себя как высокопрофессиональный музыкант. Без заучивания и репетиций, он бегло просмотрел ноты прямо в студии и с первой попытки записал эту песню в сопровождении оркестра.

— Когда вы пишете музыку, что вас вдохновляет?

— Если речь идет о песнях, то первичным для меня является текст. Если понравятся стихи, то музыка пишется легко. Но бывает и так, что стихи оставляют мощный след в сердце, а положить их на ноты никак не получается. У меня есть вокальный цикл «Озеро белых лотосов», рассчитанный на чтеца, сопрано, тенора, флейту, альт, бандуру и большую группу ударных инструментов. В его основе – стихи китайского поэта Бо Цзюйи, жившего в 8 веке нашей эры. Сборник этой потрясающей поэзии я купил в Москве ещё в начале 60-х годов 20 века. Что-то сочинять на основе этих произведений я пытался в течении сорока лет, но ничего не получалось. И вот, в 2001 году я написал 20 номеров этого цикла в течении полутора месяцев.

Бо Цзюйи

Часто вдохновение приходит, когда думаю о людях, сыгравших большую роль в моей судьбе. Например, концертино, именно концертино, а не концерт, для виолончели и симфонического оркестра я посвятил моему учителю Араму Ильичу Хачатуряну, воплотив в музыке все идеи и принципы, которые нас сблизили.

— Александр Николаевич, вы являетесь автором балета «Целина». Скажите, это произведение писалось по зову сердца или по заказу партии?

— Писать по заказу я в принципе не могу и убежден, что искусство должно быть вне политики. Что касается моего балета «Целина», то могу с уверенностью сказать, что писал его по зову сердца. Я жил в Казахстане, лично видел, как происходило освоение целинных земель и мог обо всем этом рассказать зрителям. Премьера «Целины» состоялась на сцене донецкого театра оперы и балета. Спектакль продержался в репертуаре два сезона. Его возили на гастроли в Киев и Одессу. Балет стал лауреатом республиканского конкурса и получил диплом всесоюзного смотра спектаклей как лучший балет на трудовую тему. Это меня особенно порадовало, так как я стремился в этом произведении возвысить простого человека, который совершает своим трудом большие чудеса.

— Кроме балета, вы написали и оперу «Шлях Тараса» о жизни Тараса Шевченко. Кем для вас является поэт, превращенный украинскими националистами в нечто вроде агитационного знамени?

— Для меня Тарас Шевченко – замечательный поэт и талантливый художник с трагической судьбой. В его творчестве никогда не было даже тени националистических идей. Да, он выступал против крепостного права, которое в годы его жизни было бедой всей Российской империи. Где-то он симпатизировал декабристам, но ничего из того, что сегодня ему приписывают люди, использующие имя поэта в политических целях, он никогда не имел ввиду. Личную трагедию этого талантливого человека, его поиски и стремления я и пытался отразить в опере «Шлях Тараса». Так сложилось, что состоялся лишь один премьерный спектакль на сцене нашего театра 9 апреля 2014 года.

— Александр Николаевич, если вернуться к сегодняшнему концерту, то, скажите, почему подобные мероприятия проходят так скромно, пусть в уютном и гостеприимном, но таком маленьком зале музакадемии? Ведь такой концерт вполне мог бы успешно состояться, как минимум, на сцене филармонии.

— Дело в том, что организация таких мероприятий требует больших затрат. Например, чтобы прошел концерт на сцене филармонии, надо оплатить работу симфонического оркестра, а если даже и обойтись без него и всё провести в камерном формате, в сопровождении фортепиано, то необходимо компенсировать затраты на электроэнергию. Если говорить о популяризации такой музыки, которая звучала сегодня, то пробить для неё место в теле или радиоэфире совершенно невозможно. Но я верю, что классическое искусство вернет былую популярность у широкого круга зрителей, как это было ещё в середине 20-го века, когда дворовые мальчишки насвистывали арию князя Игоря или задевали девчонок словами: «Кто может сравниться с Матильдой моей…».

Наше интервью завершилось и гостеприимную донецкую музыкальную академию я покидала с двойственным чувством. Огромное эстетическое удовольствие, которое доставил концерт, было приправлено легкой грустью. Ведь авторы прозвучавших произведений, без сомнения, очень талантливые люди. И их сочинения должны быть известны не только узкому кругу любителей классической музыки и романсов, собравшихся в этот вечер в зале донецкой музакадемии, а тысячам, десяткам и сотням тысяч слушателей. Эти песни должны звучать в радиоэфире и в музыкальных телепрограммах. Их должны исполнять известные певцы, способные собирать большие залы. Но так сложилось, что музыка, созданная высокопрофессиональными людьми, к числу которых, вне всякого сомнения, относятся Александр Рудянский, Владимир Стеценко, Роман Качалов, Снежана Тихонова, Надежда Мартыненко и Алексей Леонтьев, превращена в «неформат» для телевидения и радио, где в подавляющем большинстве представлена поп-культура. Именно поп-культура, заменившая эстраду и вытеснившая классическое искусство из рейтинговых СМИ, диктует свои правила вот уже третьему поколению, растущему на «жвачно-кокакольных ценностях». Когда об этом задумаются те, от кого зависит, какие ценности будут пропагандироваться деятелями культуры? Не пора ли превращать классическое искусство в модное и популярное среди людей всех поколений?

Ольга Стретта



Публикуем в Viber актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~RzQdm
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *