Наталья Нарожная: В каждом спектакле «Евгения Онегина» моя Татьяна разная

Наталья Нарожная: В каждом спектакле «Евгения Онегина» моя Татьяна разная
27 Апреля 2017

Праздновать юбилеи – замечательная многовековая традиция, плотно укоренившаяся в нашем обществе. Особенно часто круглые даты отмечают творческие люди. Это может быть какая-то веха в карьере, возрастная дата с нулем или пятеркой в конце. Но иногда юбилеи касаются даже спектаклей или ролей, как это произошло с солисткой «Донбасс оперы», заслуженной артисткой Украины Натальей Нарожной, отмечающей 20-летие исполнения партии Татьяны в опере Чайковского «Евгений Онегин».


Наталья закончила Донецкую музыкальную академию им. Прокофьева. Ее красивый голос шлифовали такие замечательные педагоги, как заслуженный артист Украины, доцент Юрий Яковлевич Косенко и народный артист Украины, профессор Геннадий Георгиевич Каликин. Во время учебы в аспирантуре с Натальей Нарожной работала народная артистка Украины, профессор Раиса Самсоновна Колесник, заведующая кафедрой академического пения. Молодая певица с трепетом впитывала бесценные знания и это позволило ей стать ведущей солисткой театра и обрести армию поклонников своего таланта.

Мы встретились с Натальей Нарожной после одной из репетиций накануне юбилейного спектакля «Евгений Онегин» и она дала интервью специально для сайта «Деловой Донбасс»:

— Наталья, вот уже 20 лет вы поете партию Татьяны в опере Чайковского «Евгений Онегин». Как меняется и как растет эта партия, эта роль вместе с вами?

— С каждым выходом на сцену появляется что-то новое, свежее, наработанное на репетициях, на уроках в классе. С годами в образе героини появляются и какие-то нюансы, отшлифованные мною в жизненных ситуациях.

С одной стороны, 20 лет человеческой жизни – это очень мало. Но в творчестве – это уже достаточно много. Когда я первый раз выходила на сцену, еще будучи студенткой донецкой музыкальной академии им. Прокофьева, которая в те годы ещё была консерваторией, то очень доверяла педагогам, выдающимся мастерам сцены, ловя каждое слово и стараясь строить всё, ориентируясь на их бесценный опыт. То, чему меня научили за годы учебы в консерватории, стало стержнем в творчестве, основой, которая с течением времени обрастает моими собственными поисками и открытиями.

Чтобы быть интересным для ценителей оперы, для любителей классической музыки, певец должен стараться делать незабываемым каждый свой выход на сцену, добавляя что-то новое. За 20 лет исполнения партии Татьяны, у меня этот образ и трансформировался, и преобразовывался. В каждом спектакле я стремлюсь быть разной, оставляя только душевную чистоту Татьяны, ее честность в отношениях с мужем, благородство. Помогают в этом не только какие-то поиски творческого характера, но и жизненные обстоятельства, семейная жизнь, собственный опыт, а порой и наблюдения за окружающими.

— Свой первый выход в партии Татьяны вспоминаете?

— Конечно, вспоминаю. Я тогда заканчивала 4 курс консерватории и это было мое первое выступление на такой солидной сцене, как Донецкий театр оперы и балета. К тому же, за дирижерским пультом тогда стоял наш мэтр Тарас Остапович Микитка. А в оркестровой яме находились студенты консерватории, которые целый год шлифовали партитуру, нарабатывая навыки исполнения великой музыки Чайковского. Репетиции проходили в оркестровом классе консерватории и наш дирижер делал всё, чтобы звучание было безупречным, порой придираясь к каким-то, казавшимся незначительными, тонкостям пения или игры. Но мы с радостью, по много раз повторяли одни и те же фрагменты оперы, осознавая, что потом сможем выходить на сцену уверенными в себе, в своих силах. Хочу отметить, благодаря стараниям Тараса Остаповича мы грамотно несли зрителю не только музыку, но и текст, так как он уделял большое внимание дикции, что очень важно для певца.

— У вас не было желания собрать тот состав исполнителей, который был во время вашего дебюта в партии Татьяны?

— Да, меня посещали такие мысли. Но сейчас многие разъехались, работают в разных театрах и в разных странах и по объективным причинам не могут приехать в Донецк. Из того состава осталась только меццо-сопрано Светлана Ситник. Она будет петь Ольгу, как и 20 лет назад. Евгений Удовин, певший тогда Ленского, исполнит сегодня партию месье Трике. Ларину споёт Оксана Антоненко, наш режиссёр. Я благодарна ей за то, что согласилась помочь. Она, как и другие исполнители, также выпускница нашей Донецкой музыкальной академии. И не важно, что мы закончили учёбу в разные годы. Ведь их знания, умения, их голоса шлифовались теми же замечательными педагогами. Все, кто сегодня поет в «Евгении Онегине», прошли через руки больших мастеров нашей донецкой вокальной школы.

— За 20 лет у вас было много Онегиных в исполнении самых разных баритонов. Со всеми удавалось находить общий язык на сцене?

— По сути, я достаточно коммуникабельный человек, хоть далеко не всегда выражаю это эмоционально. Мне всегда интересно работать и я рада выходить на сцену с любым партнером. Моим первым Онегиным был Сергей Шеремет. Сейчас он в Польше. В последние годы мы долго репетировали с нашим солистом Вадимом Воловчуком и получился очень хороший образ. Вместе мы спели 3-4 спектакля подряд. Интересные находки были и с Владиславом Лысаком. Сейчас мы поем спектакли с Артёмом Ярошевичем. Он просит меня что-то подсказать, так как у меня больше опыта и в результате получается красивая картинка на сцене за счет моих знаний и его желания себя выразить в образе Онегина. Главное для меня, чтобы мои партнеры по сцене стремились выразить уважение к слову Пушкина и старались донести до зала, что такие эталоны классики, как опера «Евгений Онегин», никогда не утратят актуальности.

— В театре вы работаете почти 20 лет и исполнили немало партий в русских, итальянских, французских операх. Какая еще партия вам также дорога, как Татьяна из «Евгения Онегина»?

— Сразу приходит на ум Аида из одноименной оперы Верди. Хотя дорога каждая партия, так как судьбу героини переживаешь, переносишь на себя, чтобы достоверно передать на сцене. С каждой героиней живёшь, врастая в её сущность. Петь Аиду мне дали, когда я проработала в театре всего лишь 2 года. Это было очень ответственно, так как партия Аида сложна не только вокально, но и драматически. Она и эффектна, и безгранично женственна, и капризна. Мне нужно было из робкой, нежной и чистой Татьяны превратиться в яркую эфиопскую царевну. Из барышни, выросшей в русской глубинке, стать темпераментной темнокожей африканкой. Времени для того, чтобы себя внутренне перенастроить, было не много, но мне удалось это сделать, и я полюбила мою Аиду также, как Татьяну.

— Наталья, я знаю, что вы относитесь с трепетом к еще одной партии – это Лиу в опере Пуччини «Турандот». Когда мы снова увидим вас в этом милом образе в восстановленном, обновленном спектакле?

— Мне действительно очень нравится эта героиня. Она потрясает сочетанием внешней слабости и силой характера. Меня восхищает жертвенная, преданная любовь Лиу в принцу Калафу. Но я пока не могу сказать, увидят ли меня зрители в партии Лиу, так как мне поручили главную роль своенравной Турандот. Но, может быть, когда-нибудь я ещё и спою Лиу.

— Расскажите, что за экстремальный случай произошел с вами на одном из спектаклей «Турандот» несколько лет назад?

— В 2013 году мы пели спектакль, в котором я исполняла партию Лиу, а Виталий Козин – принца Калафа. В финале первого акта Калаф, желая вступить в сражение за сердце Турандот, бьёт деревянным молотом по железному гонгу, а потом отбрасывает его в сторону. Виталий так вошел в образ, что не рассчитал силы и молот угодил мне в ногу. Травма оказалась довольно серьезной, в последствии меня даже «обули» в гипс и на полтора месяца я вышла из строя. Но до завершения спектакля вызвали скорую и медики обкололи поврежденную часть ноги обезболивающими, чтобы я смогла допеть спектакль. Во втором акте у меня был маленький фрагмент. Прихрамывая, я обошла сцену, спела, не чувствуя ноги, и пошла в гримёрку готовиться к третьему акту, где у Лиу острая драматическая сцена и сложная ария. Действие обезболивающих начинало ослабевать и кроме физической боли я ощущала еще и обиду. Нет, не на партнера, а на сложившиеся обстоятельства. На глазах выступили слезы именно в сцене, где Лиу пытают, и она умирает, не выдавая имени Калафа. Потом мои поклонники из зрителей даже восхищались, что я пела со слезами на глазах.

— Это печальный случай, а смешные ситуации на сцене в вашей карьере бывали?

— Много смешных ситуаций у нас было во время репетиций оперы Римского-Корсакова «Царская невеста», где я пою партию купчихи Домны Сабуровой. Забавным бывает обсуждение образа, поиски мизансцен и нюансов. Одновременно, каждый из участников спектакля ощущает поддержку, плечо партнера. Мы в этом спектакле создаём друг-другу настроение и поэтому всегда «Царская невеста» проходит у нас замечательно.

— Второстепенный персонаж в этой опере вы преподносите так ярко и искрометно, что не могу не спросить, ваша Домна Ивановна – честолюбивая дама, мечтающая стать царской тёщей, или все-таки она больше думает о счастье своей дочери Дуняши?

— В моем понимании Домна Сабурова – женщина, стремящаяся держать должный уровень жизни в рамках своего купеческого сословия. Но в глубине души она хочет стать выше статусом, и перспектива того, что на Дуняше может жениться сам царь, приводит ее в восторг. Она показывает и свою щедрость. Но, одновременно, заворожена происходящими событиями. Она говорит так, как будто рядом нет никого, погружаясь в мечты о продвижении по сословной лестнице. В целом Сабурова – настоящий женский русский образ, сочетающий красоту, ловкость, хитрость и изворотливость в характере героини. Когда Домна Ивановна появляется на сцене, то кажется, что и софиты начинают гореть ярче. Я, как исполнительница этой небольшой, но яркой партии, поставила перед собой цель взбудоражить своим появлением царивший на сцене штиль и напряжённое ожидание.

— Вам очень удаются образы в русских операх. И в ближайшей перспективе у вас есть возможность спеть в еще одном настоящем классическом хите, в «Пиковой даме» Чайковского. Какое значение имеет для вас партия Лизы?

— К этой партии я давно готова, еще со студенческой скамьи. Во время учебы в консерватории я, вместе с моим педагогом профессором Геннадием Георгиевичем Каликиным, выучила две арии, очень сложные технически. Я очень благодарна руководству нашего театра за доверие, за то, что буду готовить и исполнять партию Лизы. Роль интересная, музыка великолепная, есть где показать и силу голоса, и тембр, и выносливость. Эта партия достойна лирико-драматического сопрано и, чтобы справиться с ней на должном уровне, нужна соответствующая подготовка. Нужен опыт. И не только жизненный, но и вокальный.


— Наталья, примите поздравление с круглой датой! Желаю вам успеха в творчестве и вместе с армией ваших поклонников я жду ваших новых работ.

— Спасибо! Я всегда рада доставить счастье моим зрителям от встречи с жемчужинами классического искусства.

Ольга Стретта



Публикуем в Facebook актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~L47jK
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *