«Клинки Донбасса»

«Клинки Донбасса»
25 Декабря 2017

Зал для фехтования, расположенный в центре адаптивной физкультуры в комплексе «Спартак» рядом со стадионом «Олимпийский» в самом центре Донецка встретил журналистов «Делового Донбасса» звоном шпаг. Шла тренировка. Удары мушкетерским орудием отрабатывали не обычные спортсмены, а люди, вызывающие восхищение силой духа, силой воли. Люди с ограниченными возможностями, прикованные к инвалидным коляскам болезнями, ранениями или травмами, доказывающие своим примером, насколько мелки и ничтожны наши проблемы, порой выбивающие из обычного ритма жизни и даже вгоняющие в депрессию или апатию нас, здоровых граждан, не ценящих того, что у нас целы руки и ноги, и мы можем просто самостоятельно передвигаться. Наши собеседники – мастера спорта международного класса Юлия Лысенко и Александр Хоба, а также бывший военнослужащий Владислав «Шиба» ежедневно преодолевают массу препятствий, чтобы просто доехать до спорткомплекса, где расположен зал. Эти проблемы не портят им настроение, они улыбаются друг-другу и другим людям, радуются встречам, возможности общения и получают огромное удовольствие от тренировок и спорта.

Александр Хоба дает интервью в перерыве между тренировочными поединками, в большинстве которых одерживает вверх над спарринг-партнерами:

— Александр, расскажите, как вы начали заниматься фехтованием?


Александр Хоба

— На тот момент мне было 20 лет. Дома было скучно сидеть. Узнал, что есть такой вариант досуга – секция по фехтованию для спортсменов с ограниченными возможностями.  Начал заниматься, втянулся. Оказалось, что такой вид спорта, как фехтование очень захватывающий не только для зрителей, наблюдающих за поединками, но и для самих спортсменов. Конечно, после первой тренировки была большая усталость из-за отсутствия привычки к большим физическим нагрузкам. Но интерес к самому процессу, возможность достижения какого-то результата взяли вверх.

— Выбор пал именно на фехтование, случайно, не потому, что  в детстве вы любили читать про мушкетеров?

— В детстве я вообще мало читал и на занятие спортом меня не мотивируют книги или фильмы. Больше вдохновляет перспектива преодоления каких-то барьеров, препятствий, в том числе и тех, которые мы сами себе устанавливаем.

— В каких соревнованиях вы успели принять участие за годы вашей спортивной карьеры?

— Успел везде.  Проще сказать, в каких соревнованиях я не участвовал. Пока не удалось принять участие только в паралимпиаде. Являюсь чемпионом Европы 2009 года, имею два кубка мира, занимал призовые места на чемпионатах мира. Выиграл много кубков.

Юлия Лысенко пришла в фехтование позже, чем Александр, но и ее достижения в спорте впечатляют:


— Юлия, а как вы начали заниматься спортом?

— До того, как придти в фехтование, я перепробовала многие виды спорта. В каких-то не было финансирования. Другие просто не понравились. Потом начальник нашего объединения «Инваспорт» Черникова Оксана Викторовна предложила заняться фехтованием. Это было в 2011 году, когда происходило и достойное финансирование этого вида, и проводилось много соревнований, и имелись достойные спортсмены. Я сразу полюбила этот вид спорта, поняла, что это моё, это то, что я долго искала, к чему стремилась. Выступая на разных соревнованиях, я смогла стать чемпионкой Украины и Белоруссии, серебряным и бронзовым призером чемпионатов мира.

— С началом войны тренировки прекратились?

— Да, все разъехались, кто куда. Но потом мы с Александром начали всё создавать заново, буквально с нуля, на пустом месте. Не было ни помещения, ни станков для проведения поединков, ни колясок. Нам очень помогла Оксана Викторовна.  Сначала, при ее содействии, нам подарили станки стоимостью полмиллиона каждый. А уже в этом году, при содействии «Красного креста», появились коляски, конструкция которых рассчитана на занятия спортом.

— А кто подарил вам такое дорогое оборудование?

— Наши российские друзья. Один станок и две коляски мы привезли из Уфы, признанного центра, где активно развиваются паралимпийские виды спорта, среди которых лидирует фехтование.

Владислав Шинкарь, позывной «Шиба» стал «мушкетером» позже всех. С ребятами он познакомился уже во время войны.  Во время беседы мне удается выпытать историю этого человека, сравнимую в чем-то с судьбой легендарного советского лётчика Алексея Мересьева. О себе Владислав говорит без энтузиазма. Вся его энергия направлена на то, чтобы донести информацию о проектах, связанных с развитием спорта для инвалидов в ДНР:


— Мы решили запустить социально-спортивный проект «Клинки Донбасса». Все знают Донбасс как край спортивных достижений. Мы всегда звенели на весь мир в разных видах спорта.

Сейчас, когда началась война, у нас очень много раненых, как гражданских, так и военных.  Многие получают в результате инвалидность и в этом спорте они могут себя реализовать, показать дорогу другим и активно заниматься общественной деятельностью. Еще одна важная цель этого проекта - показать наш гуманизм. Ведь степень цивилизованности каждого государства определяется и тем, насколько в нём уделяется внимание старикам, инвалидам и другим социально незащищенным категориям населения.

— Владислав, в начале войны вы ведь были абсолютно здоровым человеком?

— Да, но в 2015-м получил ранение, приведшее к ампутации ног и столкнулся с тем, с чем ранее не сталкивался, для меня открылось много вещей, о которых я ранее даже не задумывался.

— А чем вы занимались до войны?

— До 2014-го года я жил в Москве, где занимался бизнесом, связанным со строительными материалами. Скажу сразу, что я уроженец Донецка, а в белокаменной оказался после армии. Демобилизовавшись в лихие 90-е, уехал в столицу России на заработки. Там встретил свою любовь, создал семью, да так и остался, начав развивать собственное дело. Когда начались боевые действия в Донбассе, я не мог сидеть в Москве и отправился сюда, на свою родину, чтобы защитить от рвавшихся в мой город бывших соотечественников мою маму. Отца уже, к сожалению, не было, он умер в 2012 году.

— Расскажите о своей боевой биографии. В каких горячих точках успели побывать?

— С 2014 года я вступил в ряды батальона «Восток». Бывали везде, и в Ясиноватой, и в Карловке, и в Первомайке, и у Саур-могилы. Приходилось отбивать Донецкий аэропорт и сталкиваться с непрошенными гостями в районе Песок. Ранение я получил 12 апреля в 2015 году в бою под Жабуньками, поселком, расположенным на западной окраине донецкого аэропорта. В результате мне ампутировали обе ноги. Я очень благодарен врачам из нашей травматологии, сделавшим удачную операцию и подготовившим меня к протезированию. Огромное спасибо моим друзьям, сослуживцам, боевым товарищам и просто неравнодушным людям, оказавшим помощь в сборе денег на протезы. После протезирования я вернулся на службу, но в июле 2017 года меня уволили по размытой формулировке. Но это другая тема.

— К спорту вы пришли после увольнения из армии?

— Да. Рад, что мне посчастливилось познакомиться с ребятами, спортсменами-инвалидами. Они привлекли меня в эту секцию. Мне понравилось. Я всегда занимался спортом, в основном единоборствами. Фехтование привлекло тем, что это спорт для настоящих воинов, здесь можно себя реализовать. И физически человек будет в форме, и возможность для общения появляется. Но самое главное, почетно представлять ДНР на разных соревнованиях. Летом мы в составе сборной ДНР ездили на соревнования в Сочи. Всего у спортсменов сборной уже более 30-ти наград. Нам приятно, что наши коллеги из России знают – в ДНР есть спорт.

— Владислав, что помогло вам не пасть духом после ранения и, фактически, повторить подвиг легендарного советского лётчика Алексея Мересьева?

— Мне всегда везло на окружение. Рядом со мной были и остаются моя семья, друзья, боевые товарищи. Но главное, что помогло не сломаться, не пасть духом после ранения – это  воспитание, данное мне моими родителями. Я помнил подвиг Мересьева. И тогда, лёжа в больнице, знал, что надо думать не о том, что было и что потеряно, а о том, что осталось. Руки есть, голова есть, возможность протезирования тоже. Конечно, появились ограничения. Но чаще всего люди сами себя ставят в какие-то рамки.

Вы не только сами ведете активный образ жизни, но еще и занимаетесь развитием спорта для инвалидов?

— Мы с ребятами хотели бы развивать спорт для инвалидов в ДНР. И не только фехтование, но и многие другие виды. У нас промышленный край, где часто происходят техногенные катастрофы, аварии. Поэтому нужен спорт для людей с ограниченными физическими возможностями.

Кроме спорта мы видим своей целью создание доступной среды не только для инвалидов, но и для других маломобильных групп населения, к числу которых относятся молодые мамы с колясками, старушки с тележками-кравчучками, просто пожилые люди, для которых высокий бордюр или отсутствие пандуса может стать непреодолимой преградой.  Решать все эти проблемы нужно и на законодательном уровне. В частности, нужен какой-то нормативный акт, согласно которому инвалидов должны селить на первых этажах. На деле у нас первые этажи зданий чаще всего отдаются коммерческим структурам.

— Как, по вашему мнению, всё это продвигать?

— Нужен экспертный совет, который вырабатывал бы правовые нормы с учетом мнения инвалидов. В его состав должны войти инвалиды с разными нозологиями, понимающие проблему изнутри.

Остро стоит у нас вопрос и с транспортом, с инватакси. Одна машина на всю Донецкую Народную Республику – это позор. В каждом районе должны быть машины. У нас есть много экспертов, знающих что и как делать.

— А как-то адаптировать общественный транспорт можно?

— У нас есть низкопольные троллейбусы, которые ходят по маршруту № 2 по Артема. Они были приобретены к Евро-2012. Но для инвалидов, живущих на Октябрьском или на Площадке, это не выход из положения. Для людей, передвигающихся на инвалидных колясках, маршрутка «Богдан», появляющаяся раз в 20 минут, не решает никаких проблем. Приходится прибегать к помощи других пассажиров, чтобы занести и вынести коляску. Это остросоциальные вопросы, зависшие в воздухе. До их решения очередь пока не дошла.

— Входит ли в ваши планы организация спортивных секций для самых маленьких инвалидов, для детей с ДЦП и другими сложными диагнозами?

— У нас есть центр адаптивной физкультуры, которым занимается Оксана Викторовна Черникова. Есть много программ, по которым дети у нас занимаются и плаванием, и другими видами спорта. Но и здесь всё упирается в финансирование.  Не хватает денег, не хватает инфраструктуры,  а люди, умеющие работать с детьми-инвалидами и желающие это делать,  никуда не делись. Большинство из них и после начала боевых действий в Донбассе остались на своих местах.  Например, во дворце спорта «Кировец» по-прежнему работает Ольга Подгайная, тренирующая детей с ДЦП и другими заболеваниями. Ее группа «Дельфины» выезжает на соревнования.

Нужна просто четкая программа по развитию спорта для инвалидов, как взрослых, так и маленьких.  Она должна иметь бюджет, источники финансирования. Люди с тяжелыми заболеваниями получают звание мастеров спорта и могут представлять Республику на любых соревнованиях. Мы за любое движение вперед в направлении развития спорта для инвалидов.

— Вы уже обращались в какие-то государственные структуры с вашими инициативами?

— Пока нет. Но наша секция расположена в центре адаптивной физкультуры и находится в подчинении Министерства спорта и туризма. Они в курсе всех проблем, и мы верим, что с течением времени всё это будет решено. Мы с ребятами разделяем популярное правило трех «Н», звучащее как НЕТ НИЧЕГО НЕВОЗМОЖНОГО.

Владислав, мы желаем вам и ребятам здоровья, сил, удачи во всех ваших благородных начинаниях.

Ольга Стретта



Публикуем в Viber актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~UJSFq
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *