О чём не писал Нострадамус

О чём не писал Нострадамус
13 Июня 2017

В продолжение темы об особенностях территориального планирования информационный портал «Деловой Донбасс» предлагает вашему вниманию третью часть материала, в которой приводятся предварительные выводы о возможных путях преодоления экономического кризиса, что может послужить поводом для дальнейшей дискуссии о развитии экономики Республики.

В этом материале наш обозреватель A.Partial анализирует соображения, высказанные двумя годами ранее блогером Александром Вишняковым в статье о перспективах Новороссии.



В ЛАБИРИНТАХ
НОВЫХ КАТРЕНОВ

Я сижу ночью, один, в тайном кабинете,
Опершись на медную подставку,
Язычок пламени, выходящий из одиночества,
Приносит успех тому, кто верит не напрасно.

Нострадамус   Центурия 1-1






Делать прогнозы - занятие весьма неблагодарное, но мы все-таки рискнём сделать некоторые предположения. Несмотря на то что Киев продолжает карательную операцию против мятежных регионов, очевидно, что силовым способом проблему не решить. Новороссия в той или иной обособленной от Украины форме будет существовать, а перед её руководством встанут не только военные тактические и стратегические задачи, но и экономические. Причём важность и насущность последних будет возрастать с течением времени.

До и после

Любой анализ возможных экономических процессов в республиках может быть лишь приблизительным в силу неясности будущих границ республики, и соответственно, объёмов доступных природных и промышленных ресурсов. В настоящее время альянс Донецкой (ДНР) и Луганской (ЛНР) народных республик контролирует юго-восточные районы одноимённых административных областей Украины, и существует несколько вариантов границ нового субъекта в будущем. Наиболее минималистичным вариантом будет закрепление на существующих рубежах, самым амбициозным — выход к границе Одесской области с Приднестровьем, Молдавией и Румынией или, по крайней мере, к Днепру. В качестве промежуточных планов озвучивается версия получить контроль над всей территорией административных Донецкой и Луганской областей.

Ни один из этих вариантов не выглядит невозможным. Социально-экономическое положение на Украине таково, что нигде нельзя исключать качественного роста центробежных тенденций: они необязательно должны сопровождаться откровенно пророссийскими настроениями подавляющего большинства населения, но расширение границ республик за счёт включения в их союз новых областей вполне вероятно.

Однако самым реалистичным представляется сохранение статус-кво или выход войск ВСН на административные границы Луганской и Донецкой областей. Несмотря на сравнительно малые расстояния, экономический потенциал этих вариантов имеет различия настолько существенные, что это должно стать одним из основных мотиваторов дальнейшего развития боевых действий. Впрочем, оба варианта неизбежно приведут в итоге к тому, что экономика Новороссии будет кардинально отличаться от каноничного образа Донбасса.

Вариант «макси»

Если допустить, что границами Новороссии являются административные границы Донецкой и Луганской областей, её властям удалось перевести под свою юрисдикцию находящиеся на их территории предприятия, была выстроена достаточно эффективная система государственного управления, а инфраструктура республики не пострадала непоправимо в ходе боевых действий, то первоначальный потенциал Новороссии достаточно высок. Или будет таковым, когда прекратится война, остановившая 85% предприятий региона.

Донецкий экономический район (ДЭР), в который по украинской классификации входили Луганская и Донецкая области, — это крайне насыщенные различными добывающими и перерабатывающими производствами территории, обладающие развитой транспортной инфраструктурой. ДЭР считался наиболее экономически развитым регионом Украины, и возникшая Новороссия представляется весьма удобной площадкой для старта любого сепаратизма.

ДЭР очень урбанизирован (доля городского населения в ДНР — 90%, ЛНР — 87%), абсолютное большинство населения занято в промышленности. Общая численность 7 млн человек сравнима с населением Болгарии или Сербии, есть выход к Азовскому морю, да и в прочих смыслах регион имеет выгодное географическое положение, находясь на перекрёстке путей, ведущих из Азии в Европу, из стран Балтии и Белоруссии в Закавказье.

С учётом существующей структуры экономики Новороссии, ориентированной на поставки за рубеж, её внутренний рынок для товаров собственного производства минимален. За исключением столицы, ДЭР являлся самым экспортно ориентированным регионом Украины. Около 70% произведённой в Донецкой области продукции реализовывалось на внешнем рынке. Основными внешнеторговыми партнёрами области являются Россия (24,7% от общего объёма внешнеторгового оборота области), Китай (6,9%), США (6,4%), Италия (6,0%), Узбекистан (4,1%), Германия (3,9%), Турция (3,8%), Польша (2,9%), Филиппины (2,6%), Болгария (2,2%).

Ведущие отрасли — угольная промышленность и металлургия (таблица 1). На территории Донбасса функционировали 24 угольные государственные холдинговые компании, 20 самостоятельных шахт и рудоуправлений — многие из них сейчас затоплены и требуют восстановления. В ДНР добывают коксующийся уголь, в ЛНР — энергетический. Коксующийся уголь, впрочем, не слишком высокого качества, поэтому потребители — коксохимические предприятия — предпочитают аналогичную продукцию из Польши. Регион активно поставлял за рубеж металл и минералы — уголь, глины, поваренную соль.

Проблема угля на Донбассе — в его глубоком залегании, значительной выработанности месторождений и сложных условиях добычи. Шахты требуют постоянных дотаций, а стоимость угля выходит слишком высокой, чтобы конкурировать с российским углём, который добывают открытым способом.

Согласно заявлениям правительства Украины, бюджетные дотации государственных угольных предприятий Донецкой и Луганской областей с учётом покрытия убытков шахт и выплаты зарплаты шахтёрам на 2014 год были запланированы в размере 34 млрд гривен (2 млрд долларов). С чисто рыночной точки зрения Донецкий угольный бассейн и его разработка не представляют для Российской Федерации интереса. Но в качестве ресурсной базы для украинской энергетики альтернатив Донбассу просто нет.

Развитая угледобыча выступает основой для мощной электроэнергетики. По объёмам ежегодно произведённой электроэнергии донецкий энергетический кластер уступал лишь Запорожской области с её Запорожской АЭС. Крупнейшие ТЭС: Углегорская — мощностью 3,7 ГВт, Луганская, Кураховская, Мироновская, Северодонецкая, Славянская, Старобешевская, Штеровская, Краматорская и Зуевская ТЭС в целом имеют мощность до 12 гигаватт энергии, что позволит собственными силами удовлетворять большие потребности промышленного региона в энергии.

Находящееся в Новороссии производство металлопроката играло заметную роль не только в регионе, но и в мире. Крупнейшие предприятия чёрной металлургии — «Азовсталь» в Мариуполе, Донецкий, Макеевский и Алчевский заводы. Их обслуживает мощная коксохимическая промышленность — Авдеевский, Горловский, Алчевский, Ясиновский и Макеевский заводы.

Для металлургии региона характерен целый комплекс проблем. В товарном ассортименте металлургического производства Донецкой области преобладают чугун и сталь (преимущественно в качестве сырья для последующей обработки), стальные полуфабрикаты, прокат чёрных металлов. Скромные позиции отведены металлопродукции более глубокого уровня обработки. Соответствующий состав имеет и структура экспорта. Обеспечивая сырьём потенциальных конкурентов в отрасли машиностроения (в том числе и в производстве бытовой техники), таких как Италия, Турция, США и др., региональные производители экспортируют значительные объёмы чёрных металлов первичной обработки в качестве сырья и полуфабрикатов, представляющих основную часть экспорта металлопродукции.

Структурной проблемой будет отсутствие железной руды. Мариупольское месторождение не может конкурировать с ресурсами Криворожского и Кременчугского железорудных бассейнов, которые были основными поставщиками сырья для металлургии Донбасса. Появятся и проблемы со сбытом. Ещё в январе прошлого года «Укрпромвнешэкспертиза» прогнозировала увеличение стальной выплавки в 2014 году на 4% — в расчёте на повышение спроса в Европе, на Ближнем Востоке, а также на Украине благодаря строительству дорог и замене труб в теплосетях. Однако теперь металлургам Донбасса будет сложно найти рынки сбыта своей продукции в Европе, позиции на рынке Ближнего Востока ухудшатся, внутренним спросом можно пренебречь вообще. Резкое падение производства на предприятиях чёрной металлургии, дающих 33% ВРП и 50% промышленного производства, неизбежно, а это повлечёт за собой рост явной и скрытой безработицы — в металлургическом производстве региона занято около 100 тыс. человек. В свою очередь, это приведёт к избытку электроэнергии, которую теоретически можно продавать на Украину.

Цветная металлургия ДЭР существенно уступает чёрной, но также является весьма конкурентоспособной на международном рынке — на экспорт шло до 60% продукции. Цветная металлургия представлена выплавкой цинка («Укрцинк» — г. Константиновка), ртути (Никитовский ртутный комбинат) и сплавов цветных металлов (Донецкий химико-металлургический завод). В последние годы отрасль начала производство сплавов тугоплавких металлов — молибдена, вольфрама и ванадия с железом, никелем и кобальтом.

ДЭР имеет также мощную химическую промышленность. На базе местной коксохимии производят азотные удобрения в Горловке и Северодонецке, анилиновые краски в Рубежном. В Константиновке выпускают фосфорные удобрения. В комплексе с производством удобрений развивается сернокислотная промышленность.

В качестве сырья для химической промышленности используется природный газ, доля которого в себестоимости составляет до 75%. Учитывая то, что по территории Новороссии проходят российские газопроводы — от Воронежа до Ростова-на-Дону, — проблемы с поставкой этого сырья для химпрома Новороссии вряд ли возникнут.

Сложнее ситуация с нефтью. Перерабатывающая промышленность и производство резинотехнических изделий сосредоточены в Лисичанске, смолы и пластмассы производят в Донецке и Северодонецке. Магистральный нефтепровод «Дружба», поставляющий нефть из России в Европу, проходит значительно западнее Новороссии и для функционирования химии органического синтеза придётся обеспечивать поставки по железной дороге или морем, через порт Мариуполя.

Крупнейшие предприятия тяжёлого машиностроения находятся в Краматорске, где производят шагающие экскаваторы, прокатные станы, шахтное и транспортное оборудование, станки для обработки крупных деталей прокатных станов, железнодорожных вагонов.

Горношахтное оборудование производится на машиностроительных заводах Донецка, Луганска, Горловки, Дружковки, Ясиноватой, оборудование для металлургической промышленности — в Макеевке, Дебальцево, Славянске.

Тяжёлое транспортное машиностроение обеспечивается вагоностроительным заводом в Стаханове. Железнодорожные цистерны даёт Мариуполь, тепловозы — Луганск, где производство этой продукции имеет столетнюю традицию.

Также в Луганске и Мариуполе производят сельскохозяйственные машины, в Первомайске Луганской области — электродвигатели для врубовых машин. Производство разнообразного электротехнического оборудования сосредоточено в Донецке, Славянске и Торезе.

Район имеет мощную строительную индустрию, предприятия которой преимущественно размещаются в малых и средних городах региона. Наибольшего развития достигла цементная (Амвросиевка, Макеевка, Енакиево и Краматорск) и стеклянная (Константиновка) промышленность. Производят также кровельные материалы (толь, шифер), керамические изделия, железобетонные конструкции.

Среди крупнейших предприятий лёгкой промышленности района — Донецкий хлопчатобумажный и Луганский тонкосуконный комбинаты, трикотажные предприятия Луганска, Донецка, Мариуполя, кожевенно-обувные — Донецк, Луганск, Константиновка, Артёмовск. Во многих городах размещены швейные цеха и фабрики.

Главной и общей проблемой предсказуемо станет реализация продукции на экспорт. Дело в том, что все отрасли экономики Новороссии в той или иной степени составляют конкуренцию российским компаниям. При этом очевидно, что Россия — единственный крупный партнёр Новороссии в среднесрочной перспективе. В какой-то мере ситуация облегчается тем, что значительная часть промышленности Донбасса находится в собственности российского капитала. Так, принадлежащий российскому Трансмашхолдингу «Лугансктепловоз» вполне успешно выпускает продукцию в интересах собственника, в октябре 2014 года Российским железным дорогам было отправлено 16 секций тепловозов.

Наиболее комфортным из возможных вариантов для действующих предприятий машиностроения Новороссии представляется включение в производственные цепочки российских компаний в качестве «серых» компонентов, продукция которых нуждается в «обелении» при помощи различных схем. Маловероятно, что республике удастся найти необходимые для поддержания производства в прежнем виде рынки сбыта самостоятельно и открыто.

Химпром Донбасса, в частности производство удобрений, находится в аналогичном положении. Концерн «Стирол», поставляющий на рынок 3% мирового экспорта аммиака и карбамида, полимерных материалов и изделий из них, — главный конкурент российских производителей химической промышленности. Сложно сказать, какую линию сочтут наиболее эффективной российские компании, — устранить сильного соперника или поглотить его.

Этот главный вопрос будет актуален для всех отраслей и ключевых предприятий Новороссии, в том числе для стратегической угледобычи и чёрной металлургии. Большинство предприятий, даже без учёта боевых действий, находятся в состоянии, делающем всякую модернизацию с выходом на новый технологический уровень крайне затруднительной.

Доступ к сравнительно дешёвым и качественным удобрениям, различным сельскохозяйственным химическим продуктам способствовал развитию сельского хозяйства ДЭР. Около 80% сельскохозяйственных угодий приходится на пахотные земли. Они занимают площадь более 3 млн гектаров. Земли сельскохозяйственного назначения истощены интенсивной эксплуатацией, из них около 50% находится под зерновыми культурами, 35% — под кормовыми. В последние годы наблюдалось смещение в сторону животноводства, что сказалось на типах наиболее популярных посевных культур. Юг и север Донецкого района специализируются на выращивании зерна, прежде всего озимой пшеницы и подсолнечника.

В переработке продукции растениеводства одним из ключевых предприятий является Марьинский завод подсолнечного масла, принадлежащий американской компании Cargill и полностью работающий на экспорт, поставляя до 300 тыс. тонн продукции в США и страны Азии.

Общее производство зерновых составляет до 3 млн тонн, чего недостаточно для удовлетворения собственного потребления в 6–7 млн тонн, и недостаток 50% придётся восполнять закупками у стран Таможенного союза.

Ситуация с мясным производством более благоприятна. Существует ряд крупных предприятий, перерабатывающих продукцию животноводства. Прежде всего «АПК-Инвест», в структуре которого есть свинокомплекс на 200 тыс. голов, целиком ориентированный на удовлетворение потребностей Донецкого экономического района.

Ещё одно предприятие, «Ильич-Агро Донбасс» (ММК имени Ильича), обладает большим потенциалом, но его инфраструктура сильно пострадала от обстрелов.

Импорт недостающей пищевой продукции осуществлялся из Германии, США, Китая и стран Азии. Одна из последних тенденций — рост импорта мяса и фруктов из стран Азии и уменьшение такового из стран ЕС. В будущем эта тенденция будет ещё более ярко выраженной.

Предприятия, перерабатывающие сельскохозяйственную продукцию, сосредоточены преимущественно в промышленных узлах. Они выпускают мукомольно-крупяные, мясные, молочные, пивоваренные, винодельческие, хлебопекарные и кондитерские изделия. Две кондитерские фабрики компании «АВК» в Донецке и Луганске суммарно производили до 125 тыс. тонн продукции ежегодно, которая поставлялась в 129 стран мира. Главным торговым партнёром была Россия, что для нынешней Новороссии весьма удобно. Другими ключевыми внешними потребителями были Ливан, Турция, Германия и Италия.

Привычная 70-процентная планка экспорта продукции Донецкого экономического района, Новороссии, наверняка не сможет удержаться на подобном уровне. Доступ к традиционному рынку Украины, максимально синхронизированному с производственным комплексом Донбасса, наверняка будет ограничен. В том числе речь идёт об изменениях политического характера — пример Крыма показывает, что Киев без колебаний организует транспортную и ресурсную блокаду регионов, которые полагает своими. Одной из самых очевидных мишеней помимо транспортного сообщения станет водоканал Днепр — Донбасс, необходимый испытывающему нехватку водных ресурсов региону.

Функционирование кооперационных цепочек, ранее существовавших в рамках одного государства, будет осуществляться полулегально, то есть со снижением эффективности.

К негативным факторам следует также отнести общую слабость целевого «торгового партнёра» Новороссии — Украины, которая не сможет в обозримой перспективе обойтись без донецкого угля, но не имеет достаточных финансовых ресурсов для закупки энергоносителей у своих бывших областей.

Очевидно, что США и их сателлиты не замедлят ввести против Новороссии экономические санкции, которые ограничат торговые связи региона несколькими государствами. Но они тем не менее вполне могут стать транзитным звеном, позволяющим продукции предприятий Новороссии попадать на привычные рынки.

Экономически активное население Новороссии — насколько этот параметр можно оценить, не имея достоверных данных о количестве беженцев, — составляет порядка 3 млн человек, из которых до 40% занято на предприятиях добывающей и обрабатывающей промышленности. С учётом падения производства, у трудоспособного населения ограниченный выбор — либо переквалифицироваться на совершенно новые специальности, либо стать трудовыми мигрантами, прежде всего в России. Использование трудовых ресурсов, развитие малых и средних городов, посёлков городского типа, хозяйство которых тесно связано с угледобычей, является давней проблемой Донбасса — закрытие шахт регулярно порождало острые социальные проблемы.

Зато Новороссия станет достаточно перспективным полем для инвесторов, не боящихся скупать рисковые активы. По разным оценкам, стоимость индустрии Донбасса на конец 2013 года составляла до 8–10 млрд долларов, причём 30% активов — основные средства угольной промышленности, 23% — металлургии и обработки металла, 17% — предприятий по производству и распределению электроэнергии, газа, тепла и воды, 9% — машиностроения. Понятно, что сейчас стоимость этих активов упала на порядки.

В итоге Новороссию ждёт значительная деиндустриализация, большая трудовая миграция, рост значения сельского хозяйства и других неиндустриальных сфер экономической деятельности. Сократившийся экспорт будет осуществляться под патронатом России или в рамках тех договорённостей, которые будет возможно заключить с Украиной. Учитывая большую заинтересованность Киева в донецком угле, достижение этих договорённостей вполне реально.

Вариант «мини»

Если развитие событий приведёт к закреплению Новороссии на существующих рубежах, её экономическое будущее также будет складываться из факторов, общих для всего Донецкого экономического района, за вычетом предприятий и промышленных узлов, оставшихся на подконтрольной Украине территории. Также на хозяйственную деятельность региона повлияет территориальная неравномерность развития, прежде всего Луганской области, на севере которой много слаборазвитых малых городов. Зачастую отсутствие контроля над одним узлом приведёт к обесцениванию других.

На данный момент Новороссия контролирует Донецко-Макеевский промышленный узел, в котором расположены предприятия чёрной металлургии и угледобычи, составляющие 21% промышленного производства экономического района и 40% услуг. Это Донецкий, Макеевский металлургические заводы, Харцызский трубный завод и др. Машиностроительные предприятия находятся в Донецке, Макеевке, Ясиноватой и т.д. Развиты также лёгкая и пищевая отрасли промышленности.

В Луганский промышленный узел входят Луганск и окрестные селения — 10% промышленного производства и 17% услуг. Производственную специализацию узла составляют транспортное (тепловозостроительный завод), а также тяжёлое машиностроение, производство инструментов, станков, деталей к автомобилям и сельскохозяйственных машин, санитарно-технического оборудования, труб.

Торезо-Снежнянский узел (Торез, Снежное, Шахтёрск, пгт Пелагеевка, Рассыпное, Северное) специализируется на угольной и машиностроительной промышленности, даёт 1,1% промышленного производства региона и 1,3% произведённых услуг.

Если оперировать возможностями только подконтрольных узлов, устойчивое развитие или возврат к прежнему формату экономических отношений практически невозможны.

Прежде всего, ударом по сложившейся системе производства будет отсутствие доступа к Мариупольскому промышленному узлу, дающему 37,0% промышленного производства и 20,4% произведённых услуг региона. В Мариуполе сосредоточены два больших металлургических комбината, производство железнодорожных цистерн и металлургического оборудования, предприятия коксохимии. Здесь расположены предприятия лёгкой (швейная, обувная, трикотажная) и пищевой (мясная, молочная, рыбоконсервная, мукомольная, хлебопекарная, кондитерская) отраслей промышленности. Кроме того, Мариупольский порт — крупнейший на Азовском море и единственный пригодный для приёма-отправки крупнотоннажных сухогрузов и танкеров.

Недоступность Мариуполя и его заводов сделает бессмысленной добычу угля в прежних масштабах — 80 млн тонн ежегодно. Невозможность использовать Мариупольский порт приведёт к экспорту произведённой в республике продукции исключительно через территорию России. Падение угледобычи спровоцирует снижение производства в Горловско-Енакиевском промышленном узле — 14,5% промышленного производства и 5,2% произведённых услуг. В Горловке выпускают угольные комбайны и другое шахтное оборудование.

В состав Краматорско-Славянского промышленного узла, оставшегося под контролем Украины, входят Краматорск, Славянск, Артёмовск — 6,2% промышленного производства и 3,8% произведённых услуг. Узел специализируется на тяжёлом машиностроении, чёрной и цветной металлургии, развиты также химическая промышленность, выпуск строительных материалов, добыча огнеупорных глин и каменной соли. Промышленность узла работает на электроэнергии Славянской и Мироновской ГРЭС, также остающихся под контролем Киева.

Химическая промышленность Новороссии будет ограничена отсутствием Лисичанско-Рубежанского промышленного узла, куда входят Лисичанск, Северодонецк, Рубежное и Кременная — 5% промышленного производства экономического района и 10% услуг. Сырьевые ресурсы узла — базовая стадия горнохимического цикла, который охватывает производство соды, анилиновых красителей, азотной кислоты, синтетического волокна. Кроме химии специализацию узла определяют стеклянная и машиностроительная отрасли. Основная продукция ведущего предприятия — производственного объединения «Азот» — азотные удобрения, а также многие другие продукты органического синтеза (капролактам, полиэтилен и т.п.). На базе Горловского коксохимического завода выпускают аммиак и гранулированные удобрения. Горловское ВО «Стирол» также производит фармацевтическую продукцию.

Новороссия не контролирует половины Стаханово-Алчевского промышленного узла, куда входят города Стаханов, Алчевск, Брянка, Первомайск и др. Район даёт порядка 5% промышленного производства и 3% произведённых услуг, известен Алчевским металлургическим заводом ферросплавов, заводом технического углерода, производством бурового оборудования и металлоконструкций. К крупнейшим предприятиям относится связанный технологическими цепочками с «Лугансктепловозом» Стахановский вагоностроительный завод, производящий различные типы железнодорожных платформ. Контроль над ним даёт Новороссии полный комплекс производства рельсовых подвижных составов.

Сельское хозяйство значительно сократится. При существующих границах Новороссии и доступных посевных площадях, валовый сбор зерновых составит не более 800 тыс. тонн — основные плодородные районы с хорошими почвами остались под украинским контролем. Особенно это чувствительно для Луганской народной республики, экономика которой в большей степени связана с сельским хозяйством — 25% (на промышленность приходится 20%), нежели Донецкая — 15% и 65% соответственно.

Несмотря на текущую численность населения республики 3 млн человек, вдвое меньшую той, которая существовала бы в случае Новороссии в границах административных областей, производство зерна по-прежнему не является удовлетворительным. Кроме того, доступные посевные площади в значительной степени работают на животноводческие комплексы, выращивая кормовые культуры.

Сжатие производственной базы и грядущие ограничения по экспорту приведут к тому, что Новороссия будет энергетически избыточным регионом. Сохраняется контроль над Углегорской и Старобешевской ТЭС, имеющих суммарную генерирующую мощность 5,6 ГВт, чего более чем достаточно для обеспечения всех текущих нужд республики.

В целом Новороссия в своих нынешних границах имеет ещё меньшие шансы на сохранение прежних форм ведения хозяйства, чем её «большой» вариант. Перспективные отрасли индустриальной экономики сужаются до добычи угля и машиностроения, единственным светлым моментом оказывается более чем достаточное количество энергии. Как и в предыдущем рассмотренном варианте, Новороссию неизбежно ожидает закрытие или перепрофилирование предприятий, увеличение трудовой миграции в Россию и другие страны, обладающие развитой добывающей промышленностью, где специалисты традиционных для Донбасса профессий могли бы получить работу. Можно быть уверенным лишь в расцвете производства строительных и прочих материалов, с помощью которых будут восстанавливаться разрушенные города и предприятия. Только по официальным данным, в Донецкой народной республике в ходе боевых действий были повреждены и полностью разрушены около 1600 ранее жилых домов и социальных объектов — из них 28 общеобразовательных школ, 19 детских садов. Разрушения производственной и сельскохозяйственной инфраструктуры, шахт и дорог сравнимы по масштабу.

Что делать?

Нельзя не отметить парадоксальный факт — генезис Новороссии в значительной степени схож с самой Украиной 24 года назад. Украина также имела в теории огромный потенциал промышленности, но не смогла его должным образом реализовать, допустив огромное количество ошибок, не отвечая на внешние вызовы.

Единственным возможным шансом для экономики Новороссии, в том случае если она желает сохранить достаточный суверенитет, остаётся постиндустриальное развитие и отказ от ставших привычными методов и схем. В политическом, финансовом, научно-образовательном, административном, экономическом и других смыслах Новороссия представляет собой чистый лист. Положительным моментом является минимизация бюрократической инерции и готовность к реализации проектов. Кроме того, агрессивная среда всегда заставляет эволюционировать, меняться качественно.

Так, химическая промышленность России ощущает нехватку мономеров, из которых формируются полимеры. Химики Новороссии, обладая малой производственной базой, но большим опытом практической работы, вполне могли бы занять эту нишу. Существует большое количество производственных идей, которые в силу сложившихся корпоративных отношений и технологических процессов не были реализованы в России или на Украине, однако могут быть применены в других условиях — в условиях интеллектуально-производственного офшора Новороссии.

Пока же перспективы Новороссии напоминают классический сценарий государств Восточной Европы — деиндустриализация из-за сокращения рынков сбыта, сократившаяся экономика и вымывание самой трудоспособной и квалифицированной части населения за границу, к более успешным соседям. Хочется верить, что гражданам Новороссии удастся не просто оторваться от Украины частью территории, сохранив при этом структурные дефекты, но построить свою страну с нуля в буквальном смысле.

Возможно, что жизнь внесёт в эти предположения свои, порой неожиданные, коррективы. Но нас не следует забывать, что побеждает только тот, кто твёрдо знает, за что он сражается, и верит в своё дело.


Обозреватель «Делового Донбасса»    A.PARTIAL


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Facebook актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~vfbzi
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *