Новая планета. Часть первая

Новая планета. Часть первая
7 Ноября 2017

Это больше, чем преступление:

Это ошибка!

Буле де ля Мерт

К столетию Октябрьской революции. Не будучи непосредственным свидетелем событий великой революции, не понимая причинно-следственных связей её появления, не наблюдая ужасных последствий ее, трудно воссоздать спустя столетие полную и беспристрастную картину потрясений века минувшего и, тем более, давать ей оценку с позиции человека, живущего в совершенно ином тысячелетии.

Что произошло на самом деле? Кто подтолкнул Россию к слому старой формации? Почему Октябрь семнадцатого года стал закономерным финалом провала заговора либералов, концом старой Российской империи и одновременно началом её невиданного подъёма и возвышения, которое впоследствии очень похожим способом завершилось разрушением Советского Союза.

Позволю себе изложить вам своё видение хода событий тех далёких лет и из массы общеизвестных фактов вычленить характерные, на мой взгляд, реперные точки, между которыми, как мне кажется, прослеживается несомненная связь, указывающая на существование растянутого по времени заговора весьма влиятельных сил, сумевших в конце концов достичь желаемого результата, но в итоге не успевших воспользоваться плодами своей победы.

Автор заранее предупреждает, что его трактовка событий может не совпадать с канонической версией истории, мнением редакции и уважаемого читателя. Он не ожидает всеобщего одобрения написанного и у него нет того дара убеждения, который позволял Христу нести истину в сердца и души людей, а потому автор, совершенно не претендуя на неё, закончит своё повествование словами Понтия Пилата - что написал, то написал.

 

Любая проблема всегда имеет
простое и понятное
неправильное решение

Законы Мёрфи

Можно просто и доходчиво объяснять какое-либо событие с самых различных точек зрения. Быть беспристрастным в оценке - вещь чрезвычайно затруднительная. Скоропалительный максимализм молодёжи понятен и простителен. Но даже человеку зрелому и опытному бывает мучительно отодвинуть в сторону собственные пристрастия и сделать попытку понять своего оппонента. Поэтому восприятие и оценка событий 17-го года глазами великого князя Николая Николаевича и матроса Анатолия Железняка окажутся диаметрально противоположными. Но дело даже не в этом. Мы часто пытаемся найти простое и лёгкое объяснение феномена Октябрьской революции в мировой истории, забывая о том, что крутой поворот в жизни Российской империи 20-го века был обусловлен множеством причин, видимых и невидимых, каждая из которых по своему влиянию на возникновение катастрофы не была определяющей, но все они сошлись одновременно и в одном месте, образовав критическую массу, что и вызвало череду трагических последствий.

Нам остаётся только выяснить, была ли эта катастрофа рукотворной или она произошла благодаря случайному стечению обстоятельств.

Как любил говорить незабвенный Лазарь Моисеевич Каганович, любая авария имеет свою фамилию имя и отчество.

 

Предательство - это вопрос даты.

Вовремя предать - значит предвидеть.

Шарль Морис де Талейран

 

Предательство ещё задолго до появления Иуды являлось непременным спутником истории страстей человеческих. Государя, как правило, предавали свои. Конечно же, дворцовые перевороты и убийства монархов были обычным делом не только в Европе. Убийства Петра Третьего в Ропше и Павла Первого в Михайловском замке сформировали российскую технологию свержения самодержцев по воле предавшего их ближайшего окружения и руками столичной гвардии.  В этом ряду император Николай Александрович Романов также не был исключением. Попробуем поискать следы предательства в событиях Первой русской революции 1905 года.

«Смута» весны 1905 года, начавшаяся после расстрела у Зимнего дворца мирной демонстрации, обусловила появление 6 августа Манифеста Николая Второго «Об учреждении Государственной Думы», в котором Дума рассматривалась как  «особое законосовещательное установление, коему предоставляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений и рассмотрение росписи государственных доходов и расходов», то есть не имеющая никаких рычагов воздействия на государственную политику, тем более, что правом голоса наделялись ограниченные категории лиц: крупные собственники недвижимых имуществ, крупные плательщики промыслового и квартирного налога, и — на особых основаниях — крестьяне. Многочисленные митинги протеста и забастовки в конце концов переросли во Всероссийскую октябрьскую политическую стачку, и выборы в так называемую «Булыгинскую Думу» (Положение о выборах было разработано комиссией во главе с министром внутренних дел Булыгиным) не состоялись. Николай Второй был вынужден пойти на уступки и в октябре появляется «Высочайший Манифест об усовершенствовании государственного порядка». Уступки фантастические. Дума получает законодательные функции. Россия фактически получает Конституцию. Николай Второй добровольно отдаёт либералам своё право единолично управлять страной. 

Добровольно ли?

Настало нам время внимательно приглядеться к одной очень интересной личности. Знакомьтесь - граф Сергей Юльевич Витте - русский государственный деятель, министр путей сообщения, министр финансов, председатель Комитета министров, председатель Совета министров.

 

  

Манифест 17 октября 1905 года                                   Сергей Юльевич Витте

Именно им был разработан этот Манифест по просьбе Николая Второго. Что же такого произошло за время между 6 августа и 17 октября, заставившее Николая Второго объявить Россию конституционной монархией? Кто автор Манифеста - Николай Второй или Витте?

Напомню, что каплей, переполнившей чашу терпения народа, стали события 9 января 1905 года. События "Кровавого воскресенья" 9 января 1905 г. Витте сумел использовать по-своему. Накануне, в 7 час. вечера, редактор газеты "Право" И. В. Гессен, к юридической помощи которого Витте иногда прибегал, побывал у него и получил резкий отказ в ответ на просьбу о вмешательстве для предотвращения подготовлявшейся расправы с рабочими. Тем не менее поздно вечером депутация представителей интеллигенции (среди них был и Гессен), потерпев решительную неудачу у генерала К. Н. Рыдзевского, товарища министра внутренних дел, который принял депутацию вместо поехавшего к царю Мирского, явилась к Витте. Витте снова заявил, что в его компетенцию дело не входит, но, предвидя, что оно может принять трагический оборот, решил назвать ответственных лиц - Коковцова, Мирского и самого царя, который "должен быть осведомлен о положении и намерениях рабочих".


Казаки преграждают путь мирной демонстрации 9 января 1905 года.

По воспоминаниям чиновника И. И. Колышко, хорошо знавшего Витте, он мог предотвратить кровопролитие у Зимнего дворца, придя к государю с экстренным докладом. Но Витте делать это отказался.

Далее. В критические для самодержавия дни Витте внушает Николаю Второму, что у того не осталось иного выбора, кроме как: либо учредить в России диктатуру, либо — премьерство Витте и сделать ряд либеральных шагов в конституционном направлении.

9 октября 1905 года Витте представил Николаю Второму записку, в которой указывалось на опасность революционного развития событий: «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный, все сметет, все повергнет в прах. Какой выйдет Россия из беспримерного испытания - ум отказывается себе представить; ужасы русского бунта могут превзойти все, что было в истории». Витте видел выход в немедленных реформах сверху, подчеркивая, что естественное развитие неизбежно приведёт Россию к конституционному устройству. Обстановка в столице была накалена до предела и при дворе уже обсуждался вопрос об эвакуации царской семьи на немецком крейсере. Манифест готовился в условиях цейтнота, в глубокой тайне и типично бюрократическими методами. К работе не привлекли ни одного из общественных деятелей. Два помощника Витте - Н. И. Вуич и князь А. Д. Оболенский подготовили несколько вариантов манифеста. Царь колебался до последней минуты, раздумывая над тем, пойти ли на уступки или усилить репрессии. Однако ни один из сановников не решился взять на себя ответственность за наведение порядка вооруженной рукой. Министр императорского двора В. Ф. Фредерикс с горечью подвёл итог: «Все от диктаторства и власти уклоняются, боятся, все потеряли голову, поневоле приходится сдаваться графу Витте».

 

Карикатура на С. Ю. Витте в журнале «Забияка» 1905 год.

Существуют ещё одни интересные свидетельства. В 1907 партия эсеров замахнулась на цареубийство. Агент охранки Евно Азеф боялся браться за такое крайне опасное дело и выдал своему полицейскому начальнику А. В. Герасимову все планы покушения на царя. Царское охранное отделение, в свою очередь, поставила Азефу жёсткое условие — не допустить осуществления ни одного из них. И вести дело так, чтобы террористы были уверены, что все неудачи объясняются случайными совпадениями обстоятельств и что полиция ничего не знает об их планах. Азеф справился с этой задачей.

Позже А. В. Герасимов в книге «На лезвии с террористами» вспоминал, что ему бросилась в глаза совершенно исключительная осведомлённость провокатора относительно предполагаемых передвижений царя и обо всех изменениях, которые вносились в маршрут царских поездок. Он произвёл секретное расследование — кто именно мог быть информатором Азефа. И результаты ошеломили Герасимова. Это было лицо весьма и весьма высокопоставленное. Настолько, что председатель Совета министров П. А. Столыпин долго отказывался верить в предоставленные факты. По его настоянию была произведена дополнительная проверка, но и она только подтвердила первоначальный вывод. Имени предателя А. В. Герасимов не назвал, но все его намёки явно указывали на то, что этим лицом был Сергей Юльевич Витте, автор Манифеста 17 октября 1905 г., бывший председатель Совета министров, уволенный царём от должности 19 апреля 1906 года.

Высокопоставленные враги Витте внушали царю мысль о его изменнических планах, а еврейское происхождение супруги министра упрощало им задачу. Влиятельный среди столичной бюрократии генерал Е.В. Богданович в письме от 28 июля 1905 года убеждал царя, будто Витте, уязвлённый холодностью императорской семьи к своей жене, готовит страшную месть: за унижение он «отплатит гибельным концом всей династии Романовых...» Далее Богданович прямо обвинял Витте в измене: «Он подкапывается под самодержавный трон, сам пользуясь охраною правительственной власти <...> играет роль Катилины. И ему мы, как древний Цицерон, готовы воскликнуть: „Иди, Сергей, к твоим тайным друзьям, чтобы всем стало наконец ясно, что ты наш явный враг“».

Особо сложные отношение сложились у Витте с министром внутренних дел Вячеславом Константиновичем фон Плеве, который был серьёзным оппонентом многих проектов Витте. Их противостояние длилось до самого убийства Плеве эсером Созоновым 15 июля 1904 года.


Оцепленное полицией место покушения на В. К. Плеве. В центре - остатки кареты министра.

Свидетельствует граф Владимир Николаевич Коковцев - министр финансов в 1904—1905 и 1906—1914 годах, председатель Совета министров Российской империи в 1911—1914 годах - о бумагах, компрометирующих Витте, найденных в ящике стола Плеве.  

«…в письменном столе короткий доклад, или вернее препроводительная записка, при которой Государю были представлены две выписки из так называемой «перлюстрации», то есть из вскрытой частной переписки, причем ни авторы письма, ни их адресаты не были указаны. В одном из писем говорилось, что Витте состоит в самом тесном общении с русскими и заграничными революционными кругами и чуть ли не руководит ими, в другом же неизвестный корреспондент выражает своему адресату прямое удивление, каким образом правительство не знает об отношении человека, занимающего высший административный пост, к личности Царя, проникнутого самой нескрываемой враждебностью и даже близкого к заведомым врагам существующего государственного строя и терпит такое явное безобразие.

…После этого я виделся с Витте еще раз 5—6. Он много рассказывал о той обстановке, в которой он принял власть, и о тех планах, которые у него в свое время были, и горько жаловался на либеральную интеллигенцию, которая, по его словам, во время предварительных разговоров обещала ему всяческую поддержку, а затем бросила его на произвол судьбы в самую трудную минуту. Раздражение против этой интеллигенции в нем было очень сильно, и я не сомневаюсь, что он, если бы остался у власти, в дни 1-й Государственной думы действовал бы много решительнее, чем действовали те, кто в эти дни были у власти».

 Можно ли все это назвать предательством?

 Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. 

Евангелие от Матфея, Глава 7, ст. 15

Судить следует не по слова, а по делам. С именем Витте связано невероятное количество как достоверной информации, так и самых невероятных слухов. Имея несомненные заслуги перед Россией в подписании Портсмутского договора, введению «золотого стандарта», привлечению иностранных инвестиций, Витте тем не менее допустил на мой субъективный взгляд ошибку, которая породила трагическую цепь последующих разрушительных потрясений.

Сразу же соглашусь с возможными возражениями с вашей стороны. Действительно, каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Но, просматривая мемуары Витте, Коковцева, Герасимова и многих других, я ловил себя на мысли, что авторы инстинктивно хотят представить себя с наилучшей стороны, и потому часто пишут: я предвидел, я знал, что так случится, да только мне не дали, не разрешили, меня не поняли… Сложно отделить правду от вымысла или заблуждения. Манифест 17 октября оказался чреват тяжёлыми последствиями, которые просто обязан был предвидеть такой умудрённый политик, как Витте. Государственная Дума оказалась рассадником словоблудия, либеральной и революционной заразы. Приходилось вправлять буйным депутатам мозги. Разгонять Думу. Сажать особо буйных в тюрьму. Не помогло. Да и не могло помочь - уже пошла либеральная пандемия.

Таврический зал заседаний Думы

 

Президиум  и гласные Думы. В центре - Председатель Думы третьего и четвертого созыва Михаил Владимирович Родзянко. О нем мы будем говорить во второй части. В 1917 году он предаст Николая Второго и его брата Михаила Александровича.


Арестованные депутаты Думы коллективно едут в тюрьму на 3 месяца.


Одиночная тюрьма Санкт Петербурга.

Витте выпустил либерального и революционного джинов из бутылки. Уступка толпе продемонстрировала слабость и нерешительность правителя, который в результате потерял остатки уважения и лояльности народа. Дарованные им свободы породили вседозволенность, либеральная пресса фонтанировала оскорбительными статьями, стишками и карикатурами, под шумок партия эсеров и большевиков начали формировать параллельные структуры власти и военные дружины, в гарнизоны и части как к себе домой ходили революционные агитаторы, сея смуту в недалёких умах, университетские аудитории превратились в площадки для митингующих, подрывная литература открыто продавалась на улицах.



Манифестация протестующих студентов.

Возбужденная толпа, почувствовав слабость, сразу захотела крови. Только экстраординарными карательными мерами с большим количеством расстрелянных, повешенных, арестованных и сосланных на каторгу, правительству удалось временно погасить пламя вооруженного восстания.

 

Баррикады в Москве.

Виноватым окажется Николай Второй. Только теперь он превратится в Николая Кровавого. 

А может так и задумывалось?

Во второй части мы попробуем связать подоплёку событий Первой русской революции с отречением Николая Второго, недолгим правлением Временного правительства и Великой Октябрьской социалистической революцией.

Александр Пешехонов


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~ADTHe
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *