«Серебряный Феникс» для донецких дизайнеров

«Серебряный Феникс» для донецких дизайнеров
4 Августа 2017

Сегодня мы решили обратиться к теме моды и дизайна. Казалось бы, какое нам дело сейчас, в трудные времена, до красивых вещей и фестивалей моды? Однако, редакция «Делового Донбасса» искренне считает, что красота даже если и не спасёт мир, то поможет нам легче перенести невзгоды, добавив красок и света в нашу жизнь. И есть не мало мастеров в Донецке, которые с удовольствием это делают. У Донбасса есть устоявшийся имидж промышленного региона. Опровергнуть этот сложившийся образ к нам в редакцию пришли люди, занимающиеся индустрией красоты профессионально и занявшие почётное призовое место на фестивале в России.

Ещё совсем недавно, лет 20-25 назад, название небольшого Волжского городка Плёс ассоциировалось у большинства людей с туристическим Золотым кольцом России, а у ценителей живописи с тем местом, где жил и творил певец русской природы, художник Исаак Левитан. Однако, 12 лет назад Плёс стал еще и центром притяжения для ценителей высокой моды, так как там начали проводить Российский фестиваль «Плёс на Волге. Льняная палитра», быстро превратившийся в национальное событие культурной жизни страны.


Диплом фестиваля

«Деловой Донбасс» уже сообщал, что в этом году в число тех, кто произвел на фестивале настоящий фурор, попали и дизайнеры из Донецка, покоряющие этот солидный форум далеко не первый раз. Коллекцию «Хороший день», разработанную известным донецким дизайнером Ириной Радыш, дополнили эксклюзивные кожаные сумки Людмилы Линченко. Идеальные образы, представленные на подиуме, покорили взыскательное жюри и результатом стало присуждение участникам из ДНР крупной награды «Серебряный Феникс». Приз, изящную фигурку птицы, сплетенную из тонких серебряных нитей, инкрустированную настоящими жемчужинами, дизайнеры принесли и на интервью, состоявшееся в нашей редакции.


Беседа с председателем координационного совета Министерства промышленности торговли Оксаной Николаевной Дьяк и героинями фестиваля Ириной Венедиктовной Радыш и Людмилой Федоровной Линченко больше походила на дружеское общение. Мои собеседницы полностью разбивают бытующие мифы о представителях индустрии моды. Все трое лишены даже намека на пафос. Отсутствует в их облике и манере говорить и гламур,  преподносящийся некоторыми телеканалами и глянцевыми журналами как необходимая часть образа любой медийной персоны. Но наши гостьи абсолютно другие: элегантные, простые в общении, безумно влюбленные в свое творчество.

Сначала впечатлениями от фестиваля поделилась Оксана Дьяк:

— Это был значимый фестиваль и по числу участников, и по их уровню.  Вячеслав Зайцев не только возглавил жюри, но и провел выставку своих картин в художественном музее Плёса, на открытии которой читали его стихи. Не устаю восхищаться и многогранным талантом мэтра, и его новыми коллекциями.


Вячеслав Зайцев, Оксана Николаевна Дьяк и Людмила Линченко после закрытого гала-показа коллекций Вячеслава Зайцева

— Сколько человек было в жюри фестиваля?

— О. Дьяк. Всего в жюри было 15 человек, 13 из которых имеют степень доктора наук в своем профиле.  Поэтому подход к судейству был жестким и объективным.  Мы попали в число участников этого конкурса потому, что наши модельеры  великолепно потрудились. Как результат – бурные аплодисменты на показе.

— Наши участники проходили какой-нибудь предварительный отбор?

— О. Дьяк. Предварительного этапа в этом конкурсе нет. Желающие принять участие подают заявку, в которой описывают предлагаемую коллекцию.

— Получается, что попадают все желающие?

— О. Дьяк. Нет, только самые достойные. Я езжу на «Льняную палитру» 12 лет, являюсь членом жюри и поэтому представляю, что нужно везти, чтобы не просто выступить, а завоевать награду. Думаю, что ехать так далеко, чтобы просто показать коллекцию, нет смысла. Раньше я возила в Плёс по три-четыре показа от разных дизайнеров, но в этом году мы решили, пусть будет один выход, но такой, чтобы победить.

— Оксана Николаевна, а как вы выбирали достойного среди донецких дизайнеров?

— О. Дьяк. У нас много одаренных модельеров и я слежу за тем, что они делают, какие коллекции разрабатывают. Есть одаренная молодежь. Некоторые уже просятся на фестиваль, но я пока отказываю. Жду, когда у них будет достаточно опыта для завоевания самых важных подиумов.

 Ирину Радыш знаю давно. Идея коллекции «Хороший день» покорила оригинальностью, свежестью идей. Мы вместе просматривали ее, думали над каждой деталью. Что-то убирали, что-то добавляли. Чтобы образ выглядел завершенным, подключили и дизайнера сумок Людмилу Линченко, подбирая столь важный аксессуар под каждую модель одежды.

— Как нашу делегацию встретили в Плёсе?

— О. Дьяк. Отлично. К нам там относятся очень трогательно, зная, что в Донбассе идет война и экономика, по этой причине, практически на нуле. Нас обеспечили бесплатным жильем и для показа дали опытных манекенщиц, трудившихся на показе нашей коллекции без гонорара. Девочки были настолько высокопрофессиональными, что даже давали нам дельные советы, касательно порядка выхода на подиум.


Людмила Линченко и Ирина Радыш на вечеринке перед гала-показом Вячеслава Зайцева

— Ирина Венедиктовна, а вас, как автора коллекции, завоевавшей приз, что поразило на фестивале в Плёсе?

— И. Радыш. Не только на меня, но и на всех, кто там был, произвели впечатления показы коллекций Вячеслава Зайцева. Одну из них, знаменитую полоску и горох, демонстрировали уже много раз. Меня поразили девочки-модели, выходившие на подиум в этих нарядах. В 2001 году, когда состоялся премьерный показ этой коллеции, им было по 14-15 лет. И вот, спустя 16 лет, они находятся в прекрасной физической и творческой форме. Новая коллекция мэтра «Русские самоцветы» была просто шикарной. Описывать ее словами смысла нет, это надо видеть.

— Кроме приза «Серебряный Феникс» вы завоевали и еще одну награду.

— И. Радыш. Да, нас пригласили на показ в Санкт-Петербург, который состоится в конце сентября – начале октября. Там мы представим зимнюю коллекцию. Мы ее уже отшиваем. Рассказывать идею не буду, пока не состоится показ.


Вручение «Серебряного Феникса» и специального приза – поездки на 50-ю Международную выставку лёгкой текстильной промышленности в Санкт-Петербурге

— Но о том, что за идея была вложена в «Хороший день» уже можно рассказать?

— И. Радыш. Конечно. Первый раз мы ее показали на финале конкурса «Я модель» в Донецке, который прошел в отеле «Шафран» и освещался телеканалом «Юнион». Там мы показали 19 моделей, а для поездки в Плёс отобрали 12. Одежда – моя, сумки Людмилы для завершенности образа. Большое спасибо Марине Просоловой за серьги ручной работы.  Она дала нам их в Плёс, даже не попросив гонорара. Это помогло сделать образ манекенщицы завершенным.

Выбирали одежду из льна, так как сам фестиваль называется «Льняная палитра» и там очень широко представлена этническая тема. Коллекция «Хороший день» создавалась с мыслью о Плёсе. В ней мы решили возродить традиции пыльника, современного летнего пальто. Оно шьется из натуральных тканей. Его можно надеть под пояс, без пояса в раскрытом состоянии. Под пыльником может быть брючный костюм, маленькое платье и даже купальник. Если, находясь на курорте, у нас появится желание перекусить в прибрежном ресторанчике, заглянув туда прямо с пляжа, то в пыльнике любая женщина почувствует себя королевой.

Много  в нашей коллекции пончо, связанных из белорусского льна, на которых вышиты маки, вишни. Вышивка только ручная. У нас  в ателье маленький коллектив, осталось лишь 4 человека и есть еще 2 пенсионера, которые по трудовому соглашению приходят на помощь и делятся опытом. Я благодарна своим коллегам. Ведь дизайнер – не просто творческая профессия. Она еще и коллективная. Воплотить замысел так, чтобы это было идеально, покроить так, чтобы модель сидела идеально и на манекенщице на подиуме, и на обычной женщине, которая кормит семью и у нее совсем другая фигура -  это уже заслуга специалистов и мастеров, работающих в тандеме с дизайнером.

— Сколько времени ушло на такой объем ручной работы?

— И. Радыш. Первые образцы мы начали готовить уже в феврале. Вышивали поэтапно, гладью. Почти во всех изделиях использовали технику 3D. Листья маков у нас отлётные, как и пионы на одном из сарафанов.

Сейчас у нас уже процентов на 60-70 готова зимняя коллекция. Есть идеи и на следующее лето.

— Сколько нарядов вы повезёте в Петербург?

— И. Радыш. От 21 до 27-ми. Хоть по стандарту коллекция может составлять и 6 единиц. Этого вполне достаточно, чтобы автор мог выразить свою идею.

— Кто-нибудь на фестивале «Льняная палитра» выражал желание купить наряды из вашей коллекции ?

— О. Дьяк. Расхватали почти всё. Там была большая ярмарка, тянувшаяся на километр вдоль Волги и подиум длиной 30 метром прямо на берегу.  Мимо плыли пароходы, останавливались, пассажиры махали нам  руками. В Плёсе всего 17 тысяч населения, но в период этого фестиваля отдыхает еще 30 тысяч туристов.



И. Радыш. В Плёсе благодаря Оксане Николаевне, нам дали место на ярмарке, куда съехались туристы со всей России. Подошла клиентка, которая была на показе и купила сразу 5 нарядов и две сумки.

— Как еще люди могут узнать о ваших новых коллекциях?

— И. Радыш. Из соцсетей, например. Ателье 23 года. Мы 20 лет работали в режиме закрытого клуба, у нас была своя клиентура, но за последние три года мы остались практически без заказчиков. С начала войны мы вынуждены были заниматься ремонтом одежды, а это очень обидно. Ведь мои сотрудники умеют на высоком профессиональном уровне работать и с кожей, и с замшей, и  с натуральным шифоном, который даже просто покроить трудно. А моя сотрудница, настоящая мастерица с золотыми руками,  творит с ним чудеса. Нельзя зарывать такие таланты в землю, вот мы и стали делать коллекции. Сначала без денег, через силу, через не могу. Появление первого клиента после первых показов было большим счастьем. Чуть позже мы стали выкладывать фото своих работ в соцсетях. Ими начали интересоваться заказчики из России. Наши расценки в сравнении с их ценами очень приемлемые.



— Скажите, что сейчас можно, а что категорически носить нельзя?

— О. Дьяк. : Сейчас в мире моды табу не существует. В Иваново проводится фестиваль «Текстиль и мода». Там можно показывать только коллекции пред-а-порте, то есть вещи должны быть носибельными, а не представлять креативный полет мысли, приводящий к созданию моделей, совершенно не пригодных для реальной жизни. 

И. Радыш. Мы с Людмилой любим классику и, будучи единомышленницами, придерживаемся классических канонов в своих работах. Сейчас в тренде красивые платья в пол, женственность. Много красивой ткани, их комбинации.

О. Дьяк. Если раньше мода раздевала, то сейчас она одевает.

— Теперь вопрос Людмиле Фёдоровне Линченко. Расскажите о сумочках, которые вы предоставили для коллекции?

— Л. Линченко. О сумочках можно говорить сутками. Мы их создаем вместе с Ириной для коллекции, чтобы подходила цветовая гамма под тот комплект, который Ирина отшивает,  чтобы это был капсульный костюм. Сумочка – важный аксессуар, дополняющий образ. Мы с Ириной одни работаем в таком тандеме и в Донецке на подиум с моими сумками выходят модели только в её нарядах.  Когда Оксана Николаевна увидела нашу коллекцию с моими сумками на «Шафране», то сказала, что это полнейшая гармония. Легко работать в команде, когда вкусы одинаковые.


— Что бывает первичным: одежда и сумочки под нее или может быть и наоборот?

— Л. Линченко. При разработке коллекции, сначала идет одежда, а потом под нее разрабатывается сумка. А в жизни бывает и наоборот. Понравилась сумка и под нее шьется одежда. Сумки у нас необыкновенные. Для Плёса мы приготовили модели с вышивками по коже. Причём, используем только натуральную кожу. Это благодарный труд.  Мы смогли удивить даже членов жюри. Увидев сумку белого цвета, расшитую всеми цветами радуги, генеральный директор выставки спросила: «Неужели такое возможно?».

— А сумки на заказ тоже делаете?

— Л. Линченко. Мы отличаемся от других продавцов в Донецке тем, что являемся производителями и шьём на заказ. Девушка или дама, придя в магазин, может покапризничать, выбирая модель, цвет, фурнитуру. Мы всё выполним. Нам это интересно. Ведь важно, чтобы каждая женщина была индивидуальной.



— А сколько может стоить новая кожаная сумка в вашем салоне?

— От 3 тысяч рублей. А есть даже клатчик «Студент» за 1500. Самая дорогая – 8 тысяч.


— Вы не думали запустить модели ваших сумок и одежды в промышленное производство в республике?

— О. Дьяк. У нас есть фабрики и они этим занимаются. А мы хотим, чтобы наши женщины ходили индивидуально одетыми. Служба быта отличается от фабрик своей мобильностью и быстрой реакцией на моду. На фабриках нужно утверждать стандарты. А служба быта в этом не нуждается. Поэтому мы и бежим впереди.  Нам дано право вложить в свои изделия все свои знания и интересы.

Сейчас у нас возрождается профессии швеи, модельера, превратившаяся, благодаря прорыву на наши рынки дешевой китайской одежды, в вымирающие. И мы делаем всё, чтобы девочки и парни, интересующиеся модой, могли получать качественное профильное образование. Ведь именно так начинают коваться таланты, создающие потом коллекции, завоевывающие престижные награды на фестивалях моды.


Ольга Стретта


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Viber актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~P50vb
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *