Город и время перемен

Город и время перемен
11 Июля 2017

Давние мысли и размышления о неторопливом течении времени, по волнам которого плывет мой Город. На моих глазах он расширился и вырос, но я, как в детстве, несмотря на то, что подрос сам, остаюсь таким же маленьким по отношению к его зданиям. Город изменился, а вместе с ним изменился и я. Моя жизнь имеет свой предел, а он по-прежнему будет смотреть в будущее.

Каким он должен стать? У каждого из нас будет свое видение его облика. Возможно, читателю будет интересно на этот счет узнать мнение одного его жителя, который участвовал в его застройке.


О НОВОЙ
ВАВИЛОНСКОЙ БАШНЕ

Господь сошел посмотреть на город и башню, которые строили люди, и сказал:
– Все люди – один народ и у них один язык; вот они и затеяли такое; теперь не будет для них ничего невозможного.

Бытие, 11




Подобно человеку, растущему и умирающему, Город, в котором я живу, изменяется день за днем, и каждое здание, возводимое и разрушаемое, остается в памяти как прожитый день, мимолетный и неповторимый. Этот Город вчерашний - Город моего детства и юности, сегодняшний - моей зрелости, а завтра станет Городом моей старости. Нелепо требовать от него быть одинаковым каждый год, ведь он живет во мне и вместе со мной.

И Город меняется. Я уже сам начинаю забывать, как выглядело то или иное место десять или тридцать лет назад. Иногда мне кажется, что так было все время, хотя и знаю, что это не так.

Есть старинная притча: мимо человека, сидящего у дороги, проходят трое, каждый из которых толкает тележку, доверху нагруженную тяжелыми камнями. На вопрос человека: «Что он делает?», первый отвечает: « Ты что, ослеп? Я с утра до вечера таскаю эти проклятые камни!». Второй говорит: «Я тружусь целый день, чтобы прокормить детей!». А третий с гордостью сказал: «Я строю прекрасный Город!».

Каждый из нас смотрит на мир своими глазами и видит его по-своему. И каждый будет прав по-своему. Вопрос только в том, как мы будем смотреть на него. Спросите ребенка, каким должен быть Город, и он закричит: «веселым и шумным», пенсионер проворчит: «чистым и спокойным», водитель ответит: «больше бы гаражей и стоянок», а интеллектуал менторским тоном заметит: «уберите эти жуткие щиты наружной рекламы».

Женщины знают, как трудно перешивать старое платье на новый лад. И материал местами протерся, да и хозяйка со временем раздалась в талии. А уж больно хочется быть модницей. Но, денег на новый наряд нет, и пошла работа по принципу «голь на выдумку хитра».

Да, наш Город давно уже вырос из своего старого платья. И наши кутюрье-градостроители и закройщики-архитекторы делают все возможное и порой невозможное, чтобы он не оставался в лохмотьях. Иногда это получается, иногда – не очень. И зачастую, вместо домов «от Версаче», мы получаем продукцию ателье 3 разряда. Такой своеобразный архитектурный «сэконд хенд».

Любой кризис помимо крупных неприятностей имеет и много положительных сторон. Он стремительно и резко обнажает проблемы, решение которых мы откладывали на потом, отрезает пути назад, заставляет нас принимать кардинальные меры, немыслимые в период спокойствия и благоденствия. Кризис в медицине, как правило, предшествует выздоровлению. В конце концов, отсутствие крупных заказов принесло мне сегодня больше свободного времени, которое я с радостью трачу на эти свои неторопливые монологи перед вами.

На мой взгляд, в проблеме сохранения и совершенствования «честной» архитектуры главными являются две составляющие: уровень творческого потенциала архитектора в сочетании с его «professiondefua» и готовность общества взаимодействовать с ним на основе понимания и уважения принципов строительного искусства.

Не берусь утверждать, что мы переживаем творческий кризис. Всегда можно рассмотреть выстроенный архитектурный объект и как интересную самостоятельно существующую форму и оценить правильность ее размещения в контексте с близлежащим окружением. И с этой точки зрения у нас есть многое, чем можно радоваться и гордиться. Гораздо хуже дела обстоят с тем, насколько

та часть нашего общества, которая выступает в роли заказчика, способна и готова понимать последствия своих зачастую ошибочно принятых решений. Вы сами часто повторяли, что природа не терпит диспропорций, и, следовательно, любой твой ум обязательно будет уравновешен чьей-то глупостью. Сколько зданий-уродцев выросло в городе, и сколько прекрасных зданий могло появиться бы у нас, если бы чиновники прислушивались к советам архитекторов. Коллеги по цеху согласны со мной в том, что в своей работе мы в большинстве случаев сталкиваемся как с невежественными заказчиками, так и с непрофессионалами-чиновниками.

Если же говорить серьезнее, существует много факторов, диктующих архитектору правила игры. Отмечу главные.

1. «Кто платит – тот заказывает музыку». Вечное противоречие между бизнесом и культурой. Это - было, это - есть, это - будет. Финансирование любого вида строительства рассматривается инвесторами как вложение капитала с возможностью получать прибыль. А законы бизнеса не всегда согласуются с красотой и гармонией. Но, если мы, архитекторы, хотим строить - мы пойдем на поклон к инвестору. Если инвестор пожелает получить профессионально выполненный проект – он пойдет к нам. Мы нужны ему, он нужен нам. Остается только очертить границу наших принципов, которую заказчик и архитектор не должны нарушать. А вот эта граница архитекторами понимается по-разному. Может быть я – неисправимый романтик, но для меня существует понятие профессиональной чести. Достоин осуждения проект, выполненный с ошибками по причине скудоумия автора, но вдвойне не прав тот, кто очень профессионально выполняет заказ по принципу «чего изволите». В Городе наследили и те и другие.

К сожалению, небезгрешен и бизнес. Не ручаюсь за точность цитаты, но Маркс говорил примерно так: «Нет такого преступления, которого не совершил бы капиталист, если он ожидает 200% прибыли…». Мы видим, как на вполне законных основаниях в Городе как грибы растут объекты, бессмысленность и неправильное местоположение которых понятны даже непрофессионалу. Я не хочу утверждать, что всю власть следует сосредоточить в руках только лишь архитекторов, просто наши взаимоотношения с бизнесом должны быть более цивилизованными.

Нам всегда кто-то мешал, и нам всегда чего-то не хватало. Не хватает и сейчас. Как нам объясняют чиновники, не хватает денег. Нет денег на генеральный план, на комплексную застройку, благоустройство, коммунальное хозяйство, etc. Потому, считают они, надо донельзя загромоздить пространство города уродливыми рекламными щитами, застроить парки и скверы торговыми заведениями сомнительного качества в надежде на то, что от щедрот наших хозяев жизни, возможно, и перепадет пару крошек на настоящую и честную архитектуру. Нам говорят – подождите, сначала надо выжить, а красоту мы оставим на потом.

Нет денег?! Да их никогда не было. Перикл, строивший Парфенон, был обвинен в денежных тратах, несоразмерных с финансовыми возможностями Афин, но он готов был вложить в строительство собственные средства. Барон Осман на реконструкцию Парижа привлек кредиты более, чем на полмиллиарда франков. Парижские шедевры архитектуры по заказам Помпиду, Ширака и Миттерана были воздвигнуты явно не за счет общегородских субботников. Этим строительством занимались люди, которые понимали и историческую роль знакового произведения архитектуры, и мощное воздействие на человека великой красоты, которую нельзя купить ни за какое золото мира.

У Иктина и Калликрата был Перикл. У Нимейера был Кубичек. Йо Минг Пей и Спрекельсен в лице Франсуа Миттерана получили понимающего и благодарного заказчика и вдохновителя. В этих союзах гармонично слились воедино творческий гений архитектора и высочайший интеллект и культура государственного деятеля. И этих качеств как всегда не хватает у наших «крепких хозяйственников». Увы, мой читатель. Вспомните старого мудрого Сократа, философские идеи которого судила толпа ремесленников, моряков и торговцев. Мне кажется, что с тех пор качественный состав судей мало изменился. Не такие ли самые ремесленники и торговцы, ухмыляясь, вершат судьбу наших, выстраданных, политых потом и кровью проектов, и покупают наши с вами мозги в своей мясной лавке - там, где они стоят на порядок дешевле филейной части?

Давайте заказывать хорошую музыку.

2. «Все течет, все изменяется». Наше время течет с другой скоростью, по другим ритмам. Ритмы нашего времени настолько быстры, что нам не хватает времени думать медленно, смотреть медленно, двигаться медленно. Мы смотрим вокруг и ничего не видим. В погоне за скоростью мы забываем, что человеку нужно иногда остановиться и оглянуться. Нужно, чтобы в Городе были уголки, где нет агрессивной рекламы, вызывающего вида модных магазинов, полчищ машин на тротуарах. Если хотите, своеобразных уголков психологической разгрузки.

Мы уже забыли, когда мы любовались рассветом, наслаждались тишиной. Нам негде объясниться в любви своим женщинам – вокруг так мало романтичных уголков. И тут нам не надо изобретать велосипед. В центре Ворошиловского района в санитарной зоне ДМЗ целые кварталы старой одноэтажной застройки можно реконструировать и превратить их в уголок старой Юзовки – уголок истории и отдыха. Когда мы слушаем старую, истертую пластинку, пытаясь сквозь шум и треск разобрать исчезающую музыку – мы слышим время. Давайте попробуем услышать его и в Городе.

Чтобы адаптировать Город к современным требованиям нам следует руководствоваться девизом врача – «не навреди». Вторжение в окружающую нас среду – ее мы называем «архитектурное пространство», требует от архитектора особого такта и осторожности. Ошибка врача видна сразу – больного увозят на

кладбище. Ошибка архитектора не сразу заметна, но приводит к последствиям не менее катастрофическим. Неудачная планировка может вызвать у человека целый букет фобий и маний, заставить его быть агрессивным или закомплексованым. Неудачная архитектура как радиация – не имеет ни цвета, ни запаха, но медленно проникает в организм и начинает необратимые разрушения.

Не все должно исчезнуть.

3. «Мы носим одежду с чужого плеча». Одновременно с опасными дарами западной цивилизации мы возвели на престол нового идола – власть денег. Деньги везде одинаковы. Соответственно, все города стирают со своего лица любое проявление индивидуальности. Странно видеть, скажем, японца, в ковбойском наряде. И потому, появление в нашем Городе стилей и технологий чуждых нашим традициям и образу жизни более чем нелепо. Сейчас мы можем отличить Киев от Москвы разве что по архитектурным памятникам прежних веков. Единый транснациональный стиль делает наш Город скучным и безликим. Нас окружают Макдоналдсы и бистро, бутики и рекламные щиты с бесконечными призывами покупать и наслаждаться, везде ныне модный стиль «хай-тек», скучный и однообразный, так, что начинаешь вспоминать, где же я все это видел? А где сейчас этого нет?! Это – везде.

Конечно, история нашего Города обидно коротка. Сто с небольшим лет недостаточны для него, как для английского газона, который нужно подстригать триста лет, чтобы он был идеально ровным. Образ формируют время и культурные традиции, а этого нам, к сожалению, хронически недостает. У нас нет времени, чтобы создать выдержанное вино. Но мы можем получить вино молодое и пить его с не меньшим удовольствием.

Важно одно - чтобы это вино не оказалось подделкой под известную всем марку.

4. «Грядет день, когда мы срубим последнее дерево». Время, когда мы входили в лес как робкие гости, безвозвратно ушло. Сегодня мы его хозяева. Помню, лет двенадцать тому, горисполком принял решение о запрете на любое строительство в прибрежных зонах водохранилищ и на территориях скверов и зеленых зон Города. К этому решению прилагались карты с точным обозначением этих запретных зон. Мне неизвестно, знали ли об этом жители. В настоящее время об этом, вероятно, стыдливо умалчивается.

В Городе больше нет земли. Есть территории, покрытые фигурными элементами мощения, среди которых, как редкие экспонаты в музее, сиротливо скучают одинокие деревья. При согласовании любого проекта социально-

культурного назначения органы автоинспекции требуют организовывать стоянку для 5-10 автомашин, что автоматически ведет к исчезновению газона перед зданием. Я специально не подсчитывал, сколько газонов и зеленых зон лишился Город, но вы можете убедиться сами, что наступление автотранспорта на живую землю Города продолжается успешно. Мы и так уже на своей законной территории – пешеходных тротуарах исполняем фигуры горнолыжного слалома, чтобы хоть как-то пройти между нахально влезшими на тротуар механическими чудовищами.

   

Особенно возмущает строительство в парковых зонах. Я понимаю, чтобы благоустроить парк, нужны немалые деньги, которые можно найти у хозяина строящегося там объекта. Но, посмотрите, какое благоустройство мы получаем. У нас нет специалистов по ландшафтной архитектуре и благоустройству. Все эти лавочки, изрядно надоевшие подпорные стенки из бутового камня, странные фонарики в стиле неизвестного автора, уродливые памятники, китчевая мелкая пластика – свидетельства низкого мастерства дизайнеров и скульпторов и плохого вкуса проектировщиков.

Если мы и уничтожаем природу, нужно найти этому достойную замену.

5. «В уездном городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть». Здесь я уже затрагиваю вопросы социального планирования, если оно у нас вообще существует. В незабвенные социалистические времена нам вполне хватало двух десятков магазинов на весь район – в них все равно ничего не было. Сегодня их – два десятка на квартал. Принцип разумной достаточности ушел в прошлое, значительный крен в сторону торговых заведений нарушил гармонию функционального баланса. Если темпы строительства магазинов и иже с ними не снизятся, их число вскоре сравняется с числом жилых квартир Города.

Развитие объектов социального и культурно-бытового назначения происходит со значительным креном в сторону «четырехсот сравнительно честных способов отъема денег» у населения.

Я что-то не слышал об открытии новых библиотек, музеев, выставочных залов и помещений для работы с детьми. Что это – невыгодные капиталовложения или полное отсутствие спроса? Скорее и то и другое. Культура всегда убыточна, а новые Мамонтовы, Щукины, Морозовы пока еще не родились.

Отсутствие такого рода объектов - один из показателей интеллектуального уровня общества.

Да, сознание того, что Город мог бы стать более правильным умножило мои печали. Но это мои сугубо личные печали. И что другим за дело, если для меня вид неправильно спроектированного здания вызывает такие же точно физические ощущения, как звук железа по стеклу. Если другие не обращают внимания на то, что мучает меня? Их жизнь безмятежна, и мне ли нарушать их покой? Когда-то мой учитель успокаивал меня, говоря о том, что не всем дано видеть чудо и одновременно понимать его значение.

Странно и непривычно ощущать себя сегодня в роли безумной Кассандры, перед глазами которой являлась разрушенная Троя, но я все-таки говорю об этом без сожаления. И тут не обязательно быть провидцем. Предвидеть бывает очень легко при условии, если причины лежат на поверхности. Справедливости ради надо сказать, что в нашей стране кризис был всегда. Мы жили и живем при вечном военном положении. Мы постоянно боролись с врагами внешними и с врагами внутренними, мы боролись за мир и за урожай, с архитектурными излишествами и за права негров в Америке, боролись за социалистический реализм и за светлое будущее.

Сейчас мы боремся за свою свободу и ветер перемен непременно коснется и застройки нашего Города. Он может и должен измениться к лучшему.

Ведь сказано в Писании: теперь не будет для них ничего невозможного.


Обозреватель «Делового Донбасса»    A.PARTIAL

Количество показов: 561


Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~YJvAA
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости

 




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *