Новая планета. Часть вторая

Новая планета. Часть вторая
15 Ноября 2017

Оптимистическая трагедия 

            Всякую революцию задумывают романтики,

осуществляют фанатики,

а пользуются ее плодами отпетые негодяи. 

Томас Карлейль


Шел третий год войны. Обстановка в Петрограде становилась все более напряженной, проблемы со снабжением столицы спровоцировали ежедневно нарастающее недовольство ее жителей. Либералы-булкохрусты заволновались. Одно дело – никогда не ощущавшая чувства сытости в желудке, вечно голодающая часть населения всей России – им не привыкать, другое дело – привыкшая к достатку сибаритствующая интеллигенция. Идет на баррикады не тот, кто постоянно лишен пропитания, а тот, кто не поел три дня. Тем более, что есть некоторые подозрения о рукотворности дефицита продуктов в Петрограде.

Революции всегда начинаются в столице. Следовательно, в период, когда Николай Второй находился в действующей армии, основной задачей правительства являлась изоляция и нейтрализация революционных агитаторов и провокаторов, поддержание боеспособности столичного гарнизона, обеспечение лояльности населения, для чего следовало организовать бесперебойный подвоз продовольствия даже в ущерб других регионов.

Ни одну из этих крайне важных задач правительство не смогло выполнить. А, может быть, не хотело? На тему двух революций 1917 года выдвинуто много версий, объясняющих возникновение революционных ситуаций. Единого мнения нет до сих пор. Полагаю, что мои размышления по этому поводу станут еще одним предметом в исторической полемике, по поводу которого критики непременно найдут свои весомые контраргументы.

Одной из причин, спровоцировавших выход населения города на демонстрации протеста, стал продовольственный кризис.


Демонстрация в Петрограде с требованиями наладить продовольственное снабжение.

Меня терзают смутные сомнения: а не был продовольственный кризис искусственно спровоцирован? Перед вами фотография муки и ящиков с продовольствием, которые были найдены в полицейском управлении. Попробую предположить наличие единой цепи последовательных предательских действий правительства, которые могут свидетельствовать о заранее составленных планах  свержения государя и приведения к власти либералов и промышленников.


Вопрос о власти был поставлен еще в 1905 году. Власть оказалась в руках Петербургского совета рабочих депутатов еще в ходе Первой российской революции. И он мог завершить эту революцию, но не сделал этого. Заседающие в нем марксисты рассматривали происходящую революцию как буржуазную. Они были уверены, что всеобщей стачкой и дестабилизацией жизни в столице расчищают путь истинному революционному классу – буржуазии. Вот с какими словами обратился представитель Совета к депутатам Петербургской городской думы: «Переворот, совершающийся в России, есть переворот буржуазный, он в интересах имущих классов. В ваших собственных интересах, господа!» Совет ждал, когда буржуазия возьмет власть. И не дождался этого. В декабре имперская власть, опомнившись от первого шока, арестовала большинство его депутатов.

Таким образом, Петросовет образца 1917 года возник не из пустоты, а из опыта Революции 1905 года.

Повторю главный тезис, изложенный в первой части. Предательство. Предательство ближайшего окружения царя.  Манифест о даровании свобод спровоцировал бурный рост множества общественных объединений и союзов, куда толпой ринулись, обуреваемые тщеславием и властолюбием, витии и пустозвоны, первая Государственная дума, почуяв слабость и нерешительность Николая Второго, заняла по отношению к нему жесткую оппозицию. Царю все равно пришлось с помощью «столыпинских галстуков» жестоко подавлять протесты, но эти действия всего лишь ненадолго отсрочили окончательную победу революции, которую можно было избежать, взяв в свои руки инициативу по реформированию и не отдавая ее на откуп Думе.

Последующая борьба Николая Второго с Думой стала для него своеобразным цугцвангом, где любой его ход становился для него проигрышным. Он не смог закрыть рот не только «желтой» прессе, но и вполне респектабельным изданиям, которые благополучно довели до ноля и без того катастрофически низкую популярность Николая и его семьи.  И Николай Второй, и его союзники по Антанте считали, что именно в Думе вызревает русская революция и формируется будущая политическая элита страны.

И кто, как не собственный генералитет заставил Николая написать отречение? Кто, как не высшее духовенство на следующий день после его отречения запретило упоминать его имя в молитвах? Кто, как не Государственная дума заключило под арест государя и его семью?

В любом преступлении всегда есть явный или тайный выгодополучатель. В данном случае ими были сама Дума и военное командование, которое на словах отстранялось от политических заявлений, но на деле обладало реальными штыками, без которых Временный исполнительный комитет обойтись не мог.

Михаил, в пользу которого отказался от скипетра Николай, был готов принять правление, но он имел несчастие обратиться к Думе за гарантиями личной безопасности. И господин Родзянко повел себя, по меньшей мере, очень странно.

Цитата: «…В это время, возглавив Временный комитет Государственной думы — переходный орган на пути к Временному правительству, Родзянко все равно отстаивал принцип конституционной монархии. И уговаривал брата царя Михаила принять скипетр. Когда тот, колеблясь, спросил Родзянко, могут ли обеспечить ему безопасность, если он вступит на престол, тот ответил: «Единственно, что могу гарантировать, это умереть вместе с вами».

Не правда ли  оригинальный способ добиться согласия на царство?

По моему мнению, при внешнем соблюдении политического политеса, великого князя изящно «развели» на созыв Учредительного собрания, где шансы возродить монархию, пусть даже и конституционную, были мизерны.

Дальше события покатились по наклонной. Джинн был выпущен из бутылки и начались вполне прогнозируемые события. «Птенцы Керенского» вышли на свободу, по городу вместе с архивами запылали полицейские участки, открылись тюрьму и государственная машина начала разрушаться. Подобное во время ведения военных действий означало неминуемую катастрофу, предотвратить которую Временное правительство оказалось не в силах. 

Телеграммы Николаю Второму от Михаила Родзянко 26-27 февраля 1917 года.                

Сожженное здание Литовского замка (тюрьма) 1917 год.   


Разгромленная Московская полицейская часть в Петрограде 1917 год.                


Временный исполнительный комитет государственной Думы. Михаил Родзянко (сидит первый справа) и Александр Керенский (стоит второй справа) 1917 год.               


Акт отречения Николая Второго                              Акт отречения Великого князя Михаила Романова


Великий князь Михаил Александрович с офицерами 1916 год. 


Александр Керенский с охраной после ареста императрицы Александры Федоровны. Царское Село 1917 год.               


Объявление Временного правительства о разгрузке Петрограда.                

 

Женский батальон, сформированный по просьбе Александра Керенского. Справа стоит Мария Бочкарева.                


Милиционеры. Студенты наконец-то дорвались до оружия.                 

  

Комната Зимнего дворца после 25 октября 1917 года.                

Конец второго акта. Закончилось двоевластие. Зимний дворец захвачен вооруженными отрядами Петросовета, Временное правительство арестовано, Александр Керенский бежал. Со сцены уходят действовавшие в первом и во втором актах исполнители главных ролей.


Подвал дома Ипатьева. Здесь была расстреляна царская семья.      

А государю императору все же следовало бы помнить о том, что на Руси корону всегда вместе с головой теряли.

Александр Пешехонов 



Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~U7ieQ
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *