Жители Западной Украины о войне в Донбассе, политике своего государства и расколе страны

Жители Западной Украины о войне в Донбассе, политике своего государства и расколе страны
28 Октября 2016

«Файнэ мисто», - так называют Тернополь его жители, что в переводе с украинского на русский означает «прекрасный город». Однако, в сознании тех, чья родная земля – это юго-восток бывшей Украины, такие города, как Тернополь, Львов, Ивано-Франковск и Ровно, остаются гнездом бандеровского национализма и украинского фашизма, пустившего свои побеги на волне евромайдановского безумия. Так ли это на самом деле? Эти и другие вопросы мы адресовали жительнице Тернополя Иванне. Свою фамилию женщина, по понятным причинам, просила не называть.

-Иванна, мы с тобой общались в соцсетях, как друзья, еще до начала конфликта в Донбассе. Твое отношение ко мне и моим землякам изменилось с весны 2014 года?

-Первое время, мне было сложно определить, что я чувствую к жителям Донбасса. Была жалость по отношению к простым людям, женщинам, детям, пенсионерам, которые не принимали непосредственного участия в вооруженном конфликте. Была злость, когда из зоны АТО стали приходить первые гробы с нашими солдатами. Были долгие размышления на тему, кто же виноват в том, что произошло. Наши газеты и телеканалы упорно твердили, что в Украину вторглись войска соседнего государства и что именно агрессор уничтожает города и сёла в Донецкой и Луганской областях. У меня, да и у многих моих друзей в голове не укладывалось, что стрелять по украинцам могут их соотечественники. Не верила я и в то, что сепаратистами и террористами являются все жители восточной Украины без исключения, от мала до велика. Поэтому, к тебе и другим знакомым из Донецка и Луганска, я испытывала жалость. Жалость, как к людям, которые оказались в зоне военных действий, вынужденных видеть на улицах своего города террористов и иностранных захватчиков.

-Когда ты поняла, что никаких российских войск в Донбассе нет?

-Когда оттуда стали возвращаться первые раненые солдаты вооруженных сил Украины. Многие наши ребята стали инвалидами. А психологические травмы получили все, без исключения. Знакомые, побывавшие в Донбассе, рассказывали, что абсолютно не ожидали увидеть там разношерстную, плохо вооруженную армию, сформированную из местных жителей. Да, среди этих людей, называвших себя народным ополчением, были и иностранные граждане. Больше всего, конечно же, россиян. Кто-то из них был и военнослужащим. Но во время визита в Донбасс, эти офицеры находились в отпусках и воевали на стороне ополчения лишь по собственному желанию. Кроме русских, в Донбассе воевали добровольцы из Чечни, Абхазии, Осетии, Грузии. Были ребята из Сербии, Чехии и даже Испании. Главное, что поразило моих друзей и знакомых, побывавших в Донбассе, это желание простых людей быть свободными. Наши мужчины, которых призывали в армию по мобилизации, шли воевать, с целью защитить стариков, женщин и детей от иностранного агрессора. На деле же оказалось, что никаких интервентов на Донеччине или Луганщине нет, а местное население люто ненавидит своих защитников.

-Защитников? Разве защитники обстреливают мирные города и сёла?

-Понимаешь, наши солдаты были убеждены, что стреляют по террористам. Наводчики и корректировщики огня давали неверные координаты.

-Согласись, что это довольно слабое оправдание.

-Возможно. Но знаешь, те, кто шел в военкомат, получив повестку боялись, что попадут в тюрьму, если откажутся ехать в зону АТО. Некоторые ребята даже понимали, что происходит. Были и такие, кто сравнивал борьбу жителей Донбасса за свободу с тем, что делали наши деды и прадеды после войны.

-Если ты имеешь в виду бандеровцев, то сравнение с ними защитников Донбасса более чем оскорбительно для нас.

-Это так, но для большинства жителей Галичины Бандера – герой, как для вас Гиви и Моторола. Я имею в виду не сравнительную характеристику этих личностей, а человеческий фактор по восприятию их деятельности.

-Иванна, а для тебя лично Бандера – герой?

-Если слово герой трактовать как человек, совершивший подвиг, то для меня Бандера и его последователи не герои. Но об этом, разумеется, я могу сказать только своему мужу на кухне. Раньше я еще обсуждала эту тему со старшим сыном, шепотом, чтобы не слышал младший. Ведь в школе нашим детям рассказывают совсем иное, трактуя исторические факты так, как этого желают предатели Украины, бежавшие в разные годы в США и Канаду.

-То есть, ты и твоя семья – представители адекватного меньшинства в Галичине, понимающего, что человек, сотрудничавший с гитлеровцами, не может быть героем?

-Я бы даже не сказала, что таких людей в наших краях меньшинство. То, что все жители Галичины – злобные нацисты, один из мифов. У нас тоже говорят, что в Донецке по улицам ходят лишь гопники, а бандиты рангом повыше разъезжают на дорогих машинах и похищают людей с целью выкупа. Ты, как жительница Донецка, прекрасно понимаешь, как смешно это звучит. Также будет смеяться любой тернопольчанин или львовянин, услышав, что все жители этих городов – фашисты и сутками славят Бандеру.

-Как тогда, по-твоему, объяснить победу праворадикальной идеологии в Западной Украине?

-Людей, разгуливающих по улицам Тернополя с лозунгами: «Москаляку на гиляку!» или «Москалей на ножи!», довольно немного. Но они активны, ведут себя агрессивно, не приемлют точки зрения, альтернативной их собственной, поэтому все их боятся. Вступив в спор с кем-нибудь из ребят, состоящих, например, в «Правом секторе» можно потом оказаться на больничной койке. Ведь лучшим аргументом у них считается рукоприкладство, причем коллективное. А если они еще и вооружены, то могут и убить оппонента. Часто, после избиения противниками, молодые люди поджигают их дома, применяют физическое насилие по отношению к их родственникам.

-Может ли это говорить о том, что агрессивное, профашистски настроенное меньшинство все-таки побеждает здравомыслящее большинство?

-Да, именно так и получается. И выпустили этого джина из бутылки на евромайдане в 2013-14 году. Тогда, ведя борьбу за демократические ценности, мы даже не думали, что это закончится так ужасно. Мы верили, что свергнем власть олигархов и страной будут управлять порядочные люди, способные позаботиться о народе. Но на деле оказалось, что одни олигархи сменили других.

-И много в Тернополе людей, разочаровавшихся в идеалах евромайдана?

-Их много не только в Тернополе, они есть по всей стране. Особенно их число выросло, когда стали приходить первые гробы с нашими парнями с той стороны.

-Кто, по-твоему мнению, виноват в том, что происходит в Донбассе?

-Когда у нас появились американские войска, обосновавшиеся на Яворовском полигоне под Львовом, я поняла, что моя многострадальная страна оказалась между молотом и наковальней. Ведь воюют не сепаратисты с правительственными войсками, а Россия и США! А театром боевых действий, где они проводят взаимные разборки, стала украинская земля! Гибнут наши парни, гибнут жители Донбасса, многие из которых тоже являются украинцами.

-А что относительно тех, кто не является украинцами, их тебе не жалко? Они пусть гибнут?

-Нет, конечно. Жалко всех, кто пострадал в этой никому не нужной бойне. Я просто имела в виду, что в этой войне уничтожается генофонд нации. Украинцев и так с каждым годом становится всё меньше. Падает рождаемость. Наши девушки выходят замуж за иностранцев, ассимилируясь в другие культуры и народы.

-Жители Донбасса для тебя такие же украинцы, как, например львовяне? Или в Донецке или Луганске живут люди другого сорта?

-Я, как и большинство здравомыслящих людей, никогда не делила людей на сорта. В том числе и по национальному признаку или региону проживания. А Львов, как и Донецк, тоже город многонациональный, где обитают представители разных народов, религий и культур. И во Львове, и у нас в Тернополе, всегда с радостью встречали туристов из Донецка и даже из России. К ним мы относились так же, как к гостям из Польши, Чехии, Германии. При грамотном руководстве Украиной, Галичина могла бы стать раем для туристов не только из Европы, но и со всего мира. У нас есть замечательные минеральные источники, горнолыжные курорты, исторические памятники. Но тем, кто сейчас у власти, не до этого. Они выясняют, кто из них больший патриот. Хотя настоящие патриоты должны не ходить по улицам с факелами и лозунгами, а работать на благо страны, которая сейчас на глазах разваливается на части.

-Думаешь, Донбасс еще может остаться в составе Украины?

-Не вижу в этом смысла. Ведь сейчас взаимная ненависть между жителями этого региона и остальной Украиной очень велика. Понадобится много лет, чтобы эти чувства утихли, и мы простили друг друга. Более того, следом за Донбассом, отколоться готовы Закарпатье и даже Галичина. В Закарпатье политикой Киева недовольны венгры, считающие, что их права ущемляются. А у нас многие хотят присоединиться к Польше. И это не только этнические поляки, предки которых владели землями и недвижимостью на территории Галичины.

-И зачем такие радикальные решения? Неужели федеративное устройство страны не решит всех проблем?

-Может быть, и решит, но наши власти, как и националистическое меньшинство, портящее имидж Украины в мире, не допустят этого. Зачем нам унитарная страна, о которой твердит президент Порошенко? Простым украинцам важно не это, а высокие экономические и социальные стандарты, достойные пенсии, зарплаты, стипендии. Но вместо этого мы имеем только тарифы на коммунальные услуги европейского уровня.

-То есть, для тебя, как и для большинства рядовых жителей Западной Украины, на первом месте не политическое устройство страны, а социальные стандарты?

-Когда получаешь мизерную зарплату, почти полностью уходящую на оплату коммунальных услуг, когда вынужденно отправляешь 18-летнего сына в другую страну, чтобы спасти его от призыва в зону АТО, когда не хватает денег, чтобы оплатить завтраки младшего ребенка в школе, то становится абсолютно безразлично, какую идеологию предлагают те, кто стоит у власти. Не до зрелищ, знаете ли, когда хлеба не хватает.


После беседы с Иванной, нам удалось взять интервью у жителя Тернопольской области Ярослава Гнатива (фамилия изменена). Ярослав побывал в Донбассе, попав в ряды ВСУ по одной из первых волн мобилизации. Был ранен. Домой вернулся благодаря ополченцам, с которыми вместе лежал в больнице. Говорит, что сейчас в своей стране никому не нужен. Потеряв здоровье, молодой человек даже не может оформить инвалидность, чтобы получать пособие. От парня требуют вначале доказать, что он воевал, в так называемой зоне АТО.

галичина3.jpg

-Ярослав, расскажи, как ты стал участником конфликта в Донбассе?

-Мне принесли повестку из военкомата. На месте военком сказал, что нас отправляют на три месяца на учения в тренировочный лагерь, что Украине угрожает интервенция русских войск, которые у нас уже забрали Крым, и мы должны быть готовы защищать родину.

-Ты верил тогда в этот бред?

-Да, верил. Я думал, что Россия против того, чтобы наша страна стала европейской. Думал, что русским нужны наши черноземы и богатства наших земных недр.

-Забавно. Ну и как, сталкивался в боях с псковскими десантниками или кадыровским спецназом?

-Нет. Там были такие же украинцы, как и мы. Многие из них даже говорили на украинском языке. Были и иностранцы. Но они приехали воевать на стороне ополчения потому, что сами так захотели. С чеченскими добровольцами наши солдаты столкнулись в Славянске. Они вечерами выходили на охоту на наших солдат. Действовали так тихо, что никто не успевал поднять тревогу. Они убивали наших воинов, забирали оружие, которого тогда сепаратистам не хватало, и растворялись в темноте, как призраки.

-Ты воевал в рядах вооруженных сил Украины. Но были еще и территориальные батальоны типа «Азова», «Айдара», «Донбасса». С ними сталкиваться приходилось?

-О, да! И сразу скажу, что они были пострашнее чеченцев! Все вояки из территориальных батальонов считали нас людьми второго сорта. Говорили, что мы не патриоты, что они научат нас, как надо любить Украину. Когда мы сталкивались с ними, то они всячески нас унижали. В боях же, напротив, они прятались за наши спины и гнали нас на укрепления сепаратистов, как пушечное мясо. Своих раненых они сразу отправляли в госпиталь, а если ранение получал солдат ВСУ, то его даже не всегда лечили.

-Как это не лечили своих раненых?

-В том-то и дело, что своих раненых они лечили. А нас своими они не считали. Могли даже застрелить тяжелораненого, чтобы не тратить на него лекарства и перевязочные материалы. А родственникам потом сообщали, что он пропал без вести или дезертировал. Я тоже получил ранение в одном из боев. Но зная, что со мной произойдет, отполз поближе к территории, занятой ополчением.

-Не боялся, что тебя добьют на нашей стороне?

-Боялся. Но была надежда на то, что выживу. На своей стороне я бы гарантировано получил пулю в голову. Ведь у меня были осколочные ранения. В частности, мне оторвало несколько пальцев на правой руке, а три осколка даже угодили в живот. Я истекал кровью, и воевать уже не смог бы.

-Получается, что в плен к нашим ополченцам ты попал тяжелораненым?

-Да. Не знаю, как меня подобрали. Очнулся уже в госпитале. Врач сказал, что мне пришлось удалить селезенку и часть кишечника. Кисть руки от ампутации спасли. Но все равно очнулся я уже инвалидом.

-Как ты вернулся домой?

-Ополченцы отдали меня моей матери, которая выехала в зону АТО по их приглашению. Как только я пришел в себя в госпитале, сразу попросил телефон, чтобы позвонить домой. Хлопец из числа раненых с той стороны, который дал мне свой телефон, сказал, чтобы моя мать приехала и лично забрала меня, а потом всем рассказала, что жители Донбасса не звери и не террористы. Как только меня вылечили, и я почувствовал, что могу ехать домой, я сразу позвонил родителям и мама отправилась в Донецк.

-Как тебя встретили дома? Наверное, как героя?

-Издеваешься? Нет, конечно. Для своих, я стал предателем и дезертиром. Меня долго проверяли в СБУ, допрашивали по 2-3 часа, хотя состояние моего здоровья и не позволяло этого делать. Когда речь зашла об оформлении выплат, как участнику боевых действий в зоне АТО, оказалось, что я не имею на эти деньги никакого права. Предложили только оформить группу инвалидности. Даже в этом возникли проблемы. Несмотря на то, что на правой руке у меня теперь нет трех пальцев, врачи убеждены, что я могу работать, и предлагают лишь вторую группу. Когда я приношу документы, подтверждающие, что мне удалили селезенку и часть кишечника, медики заявляют, что с такими проблемами положено вообще давать третью группу и если бы не оторванные пальцы, то так и было бы.

-Что думаешь делать сейчас? Будешь добиваться справедливости?

-Сейчас я учусь жить по-новому, с учетом состояния моего здоровья. Добиваться справедливости? Вряд ли это возможно. Я решил подавать на власти Украины в европейский суд по правам человека, но наши местные чиновники, узнав о моих намерениях, начали угрожать моей семье. Звучали фразы типа: «Нет человека, нет проблемы». Обещали сжечь нам дом вместе со всеми родными. Поэтому я отказался от своего замысла.

Судьбы простых жителей Галичины Иванны и Ярослава, наглядно иллюстрируют то, к чему привело стремление украинских властей к так называемым «европейским ценностям». К сожалению, таких людей в западных областях Украины очень много. Они живут на копейки, перебиваясь от зарплаты до зарплаты, при этом стараясь оплачивать непомерные счета за коммунальные услуги. Они оплакивают своих мужей, сыновей и братьев, погибших за интересы украинских олигархов в Донбассе, и вспоминают, как жили при президенте Януковиче, когда доллар стоил 8 гривен, а кубометр российского газа – 72 копейки. Они испытывают те же горести, что и мы, жители истерзанного войной, но все еще сильного и несломленного региона. И если мы знаем, за что боремся, за что умирают наши друзья и близкие, и верим, что завтра будет лучше, чем вчера, то те, кого мы считаем фашистами и националистами, лишь горько раскаиваются. И, прежде всего, в том, что ведомые американскими «друзьями», обещавшими им золотые горы и молочные реки с кисельными берегами, вышли на майдан в 2014 году. А еще они мечтают, чтобы их родная земля снова принадлежала Польше, - и таковы они, - «сепаратисты» из Галичины.

Автор:Виктория Никитина.



Публикуем в Viber актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~2UvZr
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *