Акционерные общества. Часть III

Акционерные общества. Часть III
28 Марта 2017

Уважаемые читатели! Портал «Деловой Донбасс» продолжает публикацию цикла аналитических материалов «Восстановим экономику ДНР», посвящённых истории экономического развития ряда государств. В заключительной части статьи «Акционерные общества» мы познакомим вас с особенностями функционирования рынка долговых обязательств и преимуществами внутреннего инвестирования.

Мы попытались убрать негативный оттенок с термина «рантье», поскольку человек, рискнувший вложить личные средства в экономику, имеет законное право получать соответствующее вознаграждение.



НУЖНЫ ЛИ НАМ НОЖНИЦЫ,
ЧТОБЫ СТРИЧЬ КУПОНЫ?

Не надо шагать широко -
могут треснуть брюки

Мудрость
советских стиляг из 60-х




«Мыльные пузыри» Жан-Батист Симеон Шарден

В начале первой части этой статьи промелькнуло одно интересное и весьма символическое словосочетание - «делатели денег из воздуха». В нынешней ситуации вам наверняка покажется странной сама постановка вопроса о рынке ценных бумаг отечественного производителя Республики. Но не будем торопиться с выводами. Все наши предыдущие публикации преследовали единственную цель - отыскать при помощи анализа исторического опыта мирового развития производства любые приемлемые механизмы для восстановления экономики ДНР и поддержки ее производителя. И в этом свете идея рынка ценных бумаг уже кажется не такой уж и фантастичной. Конечно, до международного признания нам еще очень и очень далеко, да и само акционирование частной компании вовсе не является способом повышения эффективности бизнеса, а потому мы попробуем отделить мух от котлет и преподнесем вам на блюдечке с голубой каемочкой относительно съедобный и удобоваримый продукт наших умозаключений.

Прежде всего давайте определимся с терминами. Фондовый рынок, то есть рынок ценных бумаг, состоит из двух, в общем-то, совершенно разных частей — рынка долевых бумаг, то есть акций и их производных и деривативов, и рынка долговых бумаг, то есть облигаций, векселей, и т.п. Сначала мы обсудим лишь реальные функции первого, поскольку функции второго очевидны (это просто оформленный в виде ценной бумаги кредит). Исторически акционерные компании возникли как способ привлечения капитала для развития компании, альтернативный взятию в долг. В микроэкономическом плане, то есть для самого хозяйствующего субъекта и его контрагентов, это до недавнего времени и оставалось единственной функцией акционерной формы организации, а, следовательно, и обоснованием существования рынка акций. Это всегда рассматривается как риск снижения эффективности предприятия, поскольку самым наилучшим хозяином считается частное лицо или узкая группа таких лиц (это основа идеологии капитализма).

Что касается функций инструмента объективной оценки, то действительно, известная всем участникам рынка цена акций вроде бы таковым инструментом является — объективным в том смысле, что не зависит от воли владельцев. Но объективность такой оценки в смысле обоснованности достаточно сомнительна — тому подтверждением регулярно происходящие чудовищные скачки курса акций компаний, с которыми ничего радикального в это время не происходит. Вообще, объективная оценка работающей компании, во всяком случае приблизительная, весьма проста — это произведение ее среднегодовой EBITDA[1] на характерный мультипликатор, плюс сальдо оборотных активов и обязательств. Характерный мультипликатор зависит от страны, времени, отрасли, дисконтной ставки и отражает считающийся приемлемым для данной отрасли в текущем году уровень отдачи на вложенный капитал. При обсуждении какой-то акционерной компании, кроме ее цены по рыночной капитализации, всегда говорят: «а на самом деле она стоит столько-то», подразумевая оценку через мультипликатор. Это многое говорит о том, считают ли инвесторы рыночную цену акций реальной оценкой компании.

В последние годы микроэкономическая функция привлечения капитала при принятии решения об акционировании и выходе на рынок сильно сдала свои позиции другой функции — переводу актива в ликвидную форму. Сегодня владелец частной компании, готовя ее к IPO[2], зачастую вообще не испытывает нужды в дополнительном капитале и, наоборот, рассматривает продажу минимально необходимых 15—20% как неприятную, но неизбежную плату за выход в ликвид. Эта трансформация вызвана сугубо психологическими причинами, а именно: общепринятым теперь представлением о том, что любой бизнес может считаться хорошим лишь тогда, когда, помимо прочего, его можно продать в любой момент.

Экономического смысла такое требование не имеет, и разбор его истоков уведет нас в сферу социологии и даже философии; но оно существует и является всеобщим.

Это все касалось микроэкономических функций рынка акций. Но возникнув и приобретая соответствующие масштабы, он начинает играть и макроэкономическую роль. Таковой всегда считалось обеспечение перетока капитала в наиболее прибыльные бизнесы. Это действительно имеет место и поныне, но в очень небольшой степени, в силу двух моментов.

Во-первых, напрямую эта функция обеспечивается лишь на первичном рынке акций, то есть при IPO или продаже последующих эмиссий. Этот сегмент занимает очень небольшую долю всего рынка акций — основную часть занимают сделки по продаже пакета одним держателем акций компании другому, а такие сделки самой компании ничего не дают. Не может компания при высокой цене своих акций рассчитывать и на большее количество заемного капитала, не может заложить свои собственные акции, потому что у нее их нет (они есть у акционеров, а это совсем другие субъекты). Косвенно это оказывает определенное влияние на позицию банков и покупателей облигаций этой компании, но именно косвенно. Если запрос на кредит предполагает залог реальных активов, а не акций (сама акционерная компания только так и может привлечься), то главным для кредитора будет его собственная оценка бизнеса компании и ликвидационной стоимости ее активов, а не курс ее акций. Например, за акции многих хай-тек стартапов в конце 1990-х шла драка, а вот с привлечением займов у этих компаний были сложности. Поэтому, кстати, акционерный переток капитала в такие компании оказался контрпродуктивным. И наоборот, акции «Фэнни Мэй» и «Фредди Мак» в последние месяцы рухнули, а котировки их облигаций (это тот же кредит) стоят.

Иначе говоря, функций перетока капитала в наиболее рентабельные сферы рынок акций сегодня почти не имеет.   

А во-вторых, таковую роль прекрасно играли и играют кредитные институты, аккумулирующие капиталы через депозиты и банковские остатки, а также через рынок долговых бумаг, и направляющие эти средства в наиболее перспективные сферы.

Суммируя сказанное: рынок акций не является в современном мире значимым инструментом общественно полезного межотраслевого перетока капитала. С другой стороны, и нет нужды, поскольку с этим прекрасно справляются более традиционные институты — рынок банковских вкладов и рынок долговых бумаг.


[1]EBITDA (Earnings Before Interest, Taxes, Depreciation and Amortization) – прибыльдовычетапроцентов, налоговиамортизации. EBITDA показывает финансовый результат компании, исключая влияние эффекта структуры капитала (т.е. процентов, уплаченных по заемным средствам), налоговых ставок и амортизационной политики организации. EBITDA позволяет грубо оценить денежный поток, исключив такую "неденежную" статью расходов как амортизация. Показатель полезен при сравнении предприятий одной отрасли, но имеющих различную структуру

[2]Первичное публичное предложение, первичное публичное размещение, IPO ([ай-пи-о]; от англ. Initial Public Offering) — первая публичная продажа акций акционерного общества, в том числе в форме продажи депозитарных расписок на акции, неограниченному кругу лиц



ПОЙТИ В КАЗИНО
ИЛИ ОТКРЫТЬ БАНК НА ДОМУ?


Что наша жизнь? Игра!


Крик души Германна
в игорном доме



«Шулер с бубновым тузом»   Жорж Де Латур

Следует не забывать о том, что функций перетока капитала, привлечения ресурсов, объективной оценки и повышения эффективности в современном мире почти нет ни в одной стране. Фондовый рынок превратился всего лишь в огромное казино — показательно, что его часть, а именно Форекс (фьючерсный рынок валют) в США приравнен к запрещенным азартным играм со всеми уголовными последствиями. В этом смысле непонятно, зачем нам его развивать, если у нас смотрят на обычные казино и сопутствующую им лудоманию[1], как солдат на вошь? Чтобы наши бизнесмены могли переводить свое состояние в ликвид? Так помимо естественного вопроса о том, а точно ли это полезно для развития бизнеса, они ведь могут делать это и за границей — собственный фондовый рынок для этого не нужен. Для антиинфляционного связывания дополнительной денежной массы? Но связывать ее путем широкого вовлечения населения в азартные игры — это, знаете ли, как-то некомильфо…

А что касается рисков, и рыночных и политических, связанных с нашей возможной вовлеченностью в глобальный рынок капиталов, то они действительно могут иметь место. Теоретически можно представить себе фондовый рынок в автаркичной, то есть замкнутой, стране, но только если ее валютно-финансовая система полностью закрыта. Если же в стране конвертируемая валюта, то ее фондовый рынок неизбежно будет интегрирован в мировой. И соответственно страдать от его катаклизмов. И спровоцированный вывод иностранных капиталов может случиться. Собственно, это сейчас и происходит во многих странах. В общем, это безусловно, окно уязвимости.

Фундаментальная функция фондового рынка - увеличение денежной массы, и как следствие — возможность ее кратного увеличения при том же ВВП без инфляционных последствий. А дальше уже вследствие этого увеличения сильно оживляется вся экономическая деятельность, и как результат — стремительно растет ее объем, то есть ВВП. Это вкратце и есть механизм главного «экономического чуда», о котором обычно забывают — фантастического скачка экономики США с конца XIX по конец XX века. Никто и ничто не запрещает нам сделать то же, притом со столь же впечатляющим результатом. Но за это надо заплатить очень высокую цену, точнее, даже две цены.

Во-первых, любой рынок по своей природе иррационален — иначе все рассчитывалось бы заранее на хорошем компьютере, и рынка как такового бы не было. Но фондовый рынок этим особенно страдает — наверно потому, что в отличие от рынка товарного его участник держит в руках нечто эфемерное: бумагу, пусть и ценную (не случайно научное название рынка акций — «рынок фиктивного капитала»). Напротив, хозяйственная деятельность в реальном секторе (и даже в «реальных» частях финансового сектора, таких как банковское или страховое дело) — одна из самых рациональных сфер человеческой деятельности. В этом ее сила, именно поэтому человечество добилось наиболее грандиозных успехов именно в хозяйственной деятельности. И именно эта ее особенность сформировала за века вполне определенный и, безусловно, положительный типаж «человека экономического» — купца, ремесленника или банкира — рассудительного, обстоятельного, работящего. В общем, опытного и надежного.

А массовое внедрение иррационального фондового рынка лишает экономику этих черт, делая ее чем-то средним между игрой в казино и пиратством. И, соответственно, порождает совсем другого героя — молодого, азартного и циничного.

Нам представляется, что долгосрочные негативные последствия этого пока не осознаны обществом. 

Во-вторых, объем денежной массы, который связывает фондовый рынок, естественно прямо зависит от его размера. Но от какого размера? Деньги — это средство платежа, и они обслуживают платежи. Поэтому, чтобы фондовый рынок связывал много денег, надо, чтобы он был велик в смысле количества трансакций за год, выраженного в деньгах. Иначе говоря, рынок, на котором постоянно перепродаются акции небольшого количества эмитентов, обращает существенно больше денег, чем тот, где много разных огромных эмитентов, но их акции почти не торгуются. Именно поэтому, кстати, средневековая экономика была нетоварной — общее национальное богатство в любой стране было достаточно велико, но оно в основном состояло из феодов, которые не продавались.

Поэтому, чтобы наш фондовый рынок связывал реально много денег, мало иметь значительную суммарную капитализацию эмитентов (это, строго говоря, вообще не важно) — надо, чтобы все акции все время обращались. А это возможно только тогда, когда отношение к капитальной собственности становится сугубо спекулятивным. У нас пока не так — в любом крупном акционерном обществе у кого-то есть контрольный пакет или скоро будет, и этот кто-то совершенно не собирается его продавать, считая это делом своей жизни (или большой ее части). То есть акции акциями, но есть реальный хозяин. А если хотим много дополнительной денежной массы, надо не так — надо по-американски, чтобы все акции были распылены и все пакеты все время меняли бы владельцев. Но тогда нет хозяина, и возникает естественный вопрос: а как же эффективность бизнеса? Ведь если предположить, что наемные менеджеры, не являющиеся хозяевами, могут в статистическом количестве случаев обеспечить высокую эффективность, то чем плоха государственная экономика? Ведь государство тоже может нанять менеджеров, даже иностранных. И на этот вопрос современная политэкономическая мысль не дает никакого вразумительного ответа.

Рынок акций хорош тем, что трансформирует накопления населения в инвестиции — при этом и дополнительная денежная масса связывается, и источник инвестиций появляется. Но ведь ту же роль играют и долговые инструменты — вклады населения в банки и покупка им векселей и облигаций. Притом лучше – второе, потому что такие бумаги еще и обращаются, требуя дополнительных денег на обслуживание своего оборота. При этом рынок долговых инструментов (а также комбинированных) не имеет главных недостатков рынка акций.

Развитие именно такого направления было бы весьма перспективной идеей. Законодательно и нормативно прописать комплекс мер для этого весьма несложно.


[1] Лудомания (лат. ludo — <я> играю + др.-греч.μανία — страсть, безумие, влечение), игромания, игровая зависимость, гэмблинг-зависимость (англ. gambling — игра на деньги) — патологическая склонность к азартным играм; заключается в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, которые доминируют в жизни человека и ведут к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей: такой человек не уделяет должного внимания своим обязанностям в этих сферах. В системе кодирования болезней МКБ-10 имеет код F63.0.



ТЫ
ЗАПИСАЛСЯ
В
РАНТЬЕ?


Я - инвестор, только
пока еще непризнанной
республики







Компаниям зачастую выгодно продавать акции и выходить на биржу — это позволяет получить доступ к самому дешевому и долгосрочному капиталу, который необходим для роста. Но, естественно, ничего бесплатного не бывает, и расплачиваться приходится публичностью, а иногда и отказом от полного управления компанией и передачей этой функции акционерам.

В свою очередь инвесторы получают возможность вложить деньги в потенциально прибыльные компании, получать дивиденды и участвовать в управлении. Кроме того, с ростом показателей компании растет и стоимость акций, которые впоследствии можно продать значительно дороже стоимости приобретения. Кстати, рост акций привлекает и третью категорию — спекулянтов. Спекулянты не заинтересованы в долгосрочном инвестировании, они покупают на небольшой срок, чтобы продать их потом с прибылью.

Но давайте не будем брезгливо морщиться, заслышав это магическое слово, которое у многих ассоциируется с мерзкими типажами фельетонов «Правды», бойцами невидимого фронта ОБХСС и статьями Уголовного кодекса. Если в благословенные советские времена за скупку и перепродажу товаров или иных предметов с целью наживы можно было на пару лет загреметь на кичу с полной конфискацией, то в более цивилизованных 90-х в уставе любого предприятия золотыми буквами засияла священная цель героя капиталистического труда - получение прибыли, т.е. исконный смысл слова «нажива» вернулся к давно известной формулировке в словаре Владимира Даля - наживать, нажить что, приобретать живучи, промышлять, получать доходами с торговли, хозяйства или иначе.

В экономической лексике «спекуляция» — получение дохода за счёт разницы между ценами покупки и продажи. По сути, любую торговую операцию можно считать спекулятивной. В экономической литературе часто встречается попытка разделить спекуляцию и инвестиции. Причем, единого мнения на этот счет нет до сих пор.

В свете заповедей Морального кодекса строителя коммунизма термин «нажива» имел оттенок некоего обмана и жульничества - качеств, недостойных сознательного гражданина. Однако, иррациональный рынок по большому счету и является чем-то сродни игры в покер, где искусство блефа позволяет игроку добиться выигрыша, имея очень посредственные карты на руках. Все эти завлекательные лозунги производителя о том, что он трудится исключительно из неугасимого альтруистического желания облагодетельствовать потребителя, меркнут на фоне предыдущего тезиса, если мы представим, что противник по карточной игре заявляет о своем намерении способствовать вашему выигрышу.

Но как десять заповедей моисеевых до сих пор не изменили мир к лучшему, так и наши фантазии заставить капиталиста отказаться от прибыли будут иметь аналогичный результат, а потому нам остается лишь примириться с суровой действительностью и попытаться извлечь из нее определенную пользу и для себя любимых.

И теперь, раз уж мы начали оперировать разными мудреными терминами, как например трейдер, то почему бы нам не присмотреться к хорошо забытому, старому доброму слову «рантье».

Рантье – это человек, живущий за счет ренты (слово, собственно, и произошло от франц. «rente» — рента) – регулярно получаемого дохода со своего вложенного капитала. Часто рантье рассматривается как человек, владеющий преимущественно объектами недвижимости, однако, это сужает смысл понятия.

Способами вложений денежного капитала (финансовыми инструментами) могут выступать недвижимость или земля, ценные бумаги (преимущественно, акции и облигации, в том числе в виде паев ПИФов), банковские вклады, а также доход, получаемый с авторских прав и гонораров.

Получается, что каждый рантье – это инвестор, т.е. человек, разбирающийся в вопросах инвестирования, но не каждый инвестор рантье? Почему? Да потому что рантье – это образ жизни. Представьте, что деньги работают на вас, а не вы на деньги. Как в этом случае поменяется ваше мировоззрение? Любой человек способен быстро стать инвестором, но не каждый — рантье. Рантье – это человек, который живет на пассивный доход и он в принципе может ничем больше не заниматься. Пассивный доход инвестора, особенно миноритарного акционера, может быть ниже необходимого для поддержания его комфортных жизненных условий уровня. Поэтому ему приходится прибегать к иным источникам заработка, например, ходить на работу или работать на себя.

Другая отличительная черта рантье в том, что они могут не заниматься управлением своими активами непосредственно сами. Как правило, профессиональный рантье нанимает на работу грамотного управляющего, который заведует его активами.

Ну как тут не вспомнить одну украинскую поговорку - «дожилась сучка до хорошей жизни: сама в будке спит, а цуценята гавкают»!

Разумеется, мы не призываем вас немедленно расположиться на диване в истоме и лени, в сладострастном ожидании притока дивидендов, не обещаем вам, как незабвенный Николай Михайлович Коровко, триста процентов прибыли от вложенной в негоцию толики малой, а предлагаем попробовать научиться грамотно управлять своими деньгами.

Предвидим ваше мгновенное возражение в форме отсыла к высказанному нами ранее тезису об альтруизме игрока в покер или к покупке справочника для лохов под названием «Как заработать миллион за месяц».

Как было указано в анонсах этого цикла статей, основной целью всех публикаций «Делового Донбасса» является поиск путей и возможностей восстановления экономики нашей Республики, поддержки нашего производителя - задач, решение которых позволит улучшить жизнь каждого из нас.

Мы отдаем себе отчет в том, что акционирование предприятий явно не случится в обозримом будущем, но такой механизм, как привлечение инвестиций в виде выпусков предприятиями ДНР облигаций, в особенности купонных, принесет пользу не только экономике нашего государства, но и лично вам.

По сути, принцип работы с облигациями довольно похож на вклад в банке, но есть свои отличительные черты. Облигация выпускается любой организацией, в то время как вклад возможно сделать лишь в банке. Исконно банки считаются более надежными организациями, чем любые другие, поэтому риски при банковском депозите – несколько меньше. Тем не менее, именно облигации выбирают крупные капиталодержатели ввиду их большей доходности. Процент по облигациям на порядок превосходит процент, предлагаемый банками, поэтому инвестицию можно считать более доходной. По сути, те деньги, которые банки принимают в качестве вкладов, впоследствии идут именно на покупку облигаций, на чем последние и зарабатывают.

Облигация – это ценная бумага, которую можно в любой момент продать на фондовой бирже по текущей рыночной цене. Банковский депозит, в свою очередь, привязан к конкретному лицу, и передать права по нему невозможно, либо крайне сложно. Последнее если и можно произвести, то лишь с разрешения банка и выполнив целый ряд формальностей.

Преимущества инвестиций в облигации:

Доход по этим ценным бумагам на порядок превышает процент по банковским депозитам, а значит, облигации – более выгодный инструмент для инвестирования. Процент по ним не только перекроет уровень инфляции, но еще и даст возможность существенно заработать.

В случае банкротства компании, чьи облигации вы купите – вам выплачивается компенсация в первую очередь, как кредитору. Выходит, что рисков у вас на порядок меньше, чем в случае акционирования.

Облигация – это ценная бумага, которая обладает повышенной ликвидностью. Если говорить проще, то её можно в любой момент продать, еще до того срока, как будет произведена выплата эмитентом облигации.

Недостатки инвестиций в облигации:

Слишком больших процентов по ценным бумагам ждать не стоит.

Инвестиции в облигации – это более рискованное капиталовложение, чем вклады в банковские депозиты, потому что банки считаются намного надежнее других корпораций. По облигациям иногда задерживают выплаты, а бывает и такое, что при банкротстве компании у неё не остается слишком больших средств для того, чтобы оплатить все долги. В результате вы терпите убытки.

Как говорил штандартенфюрер Штирлиц, в разговоре запоминается последняя фраза. Потому мы и закончим статью на оптимистической ноте.

ГРАЖДАНЕ! ПОКУПАЙТЕ ОБЛИГАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ!


Обозреватель «Делового Донбасса»    A.PARTIAL


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~U5B1m
0
Семен Слепаков
Хороший анализ. Интересно, когда-нибудь воплотится в жизнь это предложение? Может тогда и инвесторов искать не будем на стороне.
Имя Цитировать 0
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *