Битва за каждый памятник

Битва за каждый памятник
24 Сентября 2017

Чем нынешняя Россия отличается от Америки? Ни за что не догадаетесь! В Америке сносят памятники, а в России, наоборот, — ставят. Причём такое впечатление, что делают это ударными темпами, словно пытаясь наверстать пробелы в памяти. Кстати, ничего дурного в этом нет. Уж всяко лучше, чем валить памятник первому расисту на континенте Америка — Христофору Колумбу. Но настоящая примета времени заключается в том, что любой новый памятник провоцирует волну возмущения. Каждый монумент вызывает butthurt у своей аудитории, которая иногда не больше придорожного пруда, поэтому буря получается в стакане воды. Но тем не менее.

Вот давеча мы сцепились с коллегой, которому понравился памятник Цою в Омске (или то был Новосибриск?). А я вот увидел в памятнике только Боба Марли, но никак не Виктора Робертовича. И какого чёрта они оба делают в Омске? Да неважно! Но мы привыкли с коллегами ср... э-э-э... дискутировать. Поэтому лица остаются целы и невредимы. No Woman No Cry такая же великая, как «Восьмиклассница». 

Но есть памятники, вокруг которых начинается битва. Причём очень чётко детерминированная по признаку самосознания «либерал — не очень либерал». В принципе, происходит это так смешно, что, даже не снимая простынки с памятника Михаилу Калашникову, можно сказать, кто что будет писать и какие аргументы приводить. И они не подвели. 

Популярный музыкант тут же высказался: «Если подсчитать, сколько людей на планете убиты из его оружия, получатся миллионы. (Хотя вот что интересно: войну с фашистами АКМ не застал, появился после. Так где он защищал рубежи нашей Родины? В Афганистане? В Грузии? На Украине? В Африке?)» Ну скажите уже кто-нибудь Андрею Вадимовичу, что был, например, остров Даманский, что ли.

Гранд-дама русской журналистики привычно заламывает ручки: «Ужасно то, что посередине города, в центре города, стоит человек с оружием. Вот это кошмарный кошмар». Ну да, тогда и памятник Георгию Жукову — тоже кошмар, он же с шашкой вообще-то. 

Вот давно пора поставить памятник академику Андрею Сахарову. Как его изображать? На трибуне Госдумы первого созыва или всё-таки с его главным достижением, которое поставило СССР в разряд великих держав, — водородной бомбой? Я, кстати, если что, за бомбу. Во-первых, это красиво.

То есть буквально: что бы ты ни поставил в виде памятника — всё равно будет плохо. Что-то на манер парковок в центре города. И всё давно уже описано Маршаком в стихе про осла, дедушку и мальчика. Досужему наблюдателю все плохо: «Где это видано? / Где это слыхано? / Дедушка едет, / А мальчик идёт!» А если свои досужие наблюдения вписывать всё время в свои идеологические рамы, то получается довольно убого. Никакого полёта мысли! Скучно.

Вот вроде собрались опять ставить памятник. «450 тыс. из 2,5 млн рублей собрано на проект «Брат Данила» — памятник Сергею Бодрову — младшему. Памятник может украсить город уже в следующем году». Погодите. Так памятник кому? Брату-киноперсонажу, который практически кристаллизовал и легализовал в сознании публики антиамериканизм, антиукраинизм и прочие милые вещи? Или таки актёру и симпатичному парню Сергею, который, к сожалению, так и не смог стать взрослым мужчиной и чётко сформулировать свои идейные преференции или хотя бы дистанцироваться от персонажа своей главной роли? Непонятно. Предполагает две трактовки.

Кстати, можно было бы поставить памятник прекрасному артисту Леониду Броневому, любимцу поколений русских киноманов, как раз в самой популярной его роли среди населения — шефа гестапо Генриха Алоизовича Мюллера в чудесном чёрном костюмчике от Hugo Boss с петлицами и рунами. А чо? Для кучи народу это его главная роль. И таким его и помнят: «Ах, бросьте, Штрилиц».

Представляете, что начнётся?! И опять все будут поделены пополам. Но хорошо именно то, что в России прошла эпоха сноса памятников. И можно что угодно говорить про что угодно, но никто не влезает на автокран, чтобы накинуть трос на шею очередному герою публики, который для другой публики совсем не герой, а сволочь. 

А вчера Мосгордума, которую принято считать нелиберальной и не совсем рукопожатной, вдруг приняла решение о воздвижении в столице памятника писателю Солженицыну. Оба-на! У каждого из лагерей есть что рассказать про рассказчика про лагеря. Всё зависит от сегодняшних убеждений. Или от видимости таковых. Для кого-то — борец с культом личности. Для кого-то — прекрасный писатель. Для кого-то — предатель. И так далее... Чем интересней персонаж, тем больше разного можно про него сказать.

Вот иду я по пляжу Тель-Авива, а там — памятник одному из самых видных отцов-основателей Израиля — Давиду Грину, известному как Бен Гурион. Стоит на голове такой пузатенький дедушка в плавках, потому что, как известно, старик любил баловаться йогой. Ну хоть у кого-то хватило чувства юмора — и никто не заламывает руки в священном горе. Чего и вам желаю.

Игорь Мальцев 


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Источник:  https://russian.rt.com
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~aOsyR
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *