Современной молодёжи предстоит очень жёсткое столкновение с реальностью

Современной молодёжи предстоит очень жёсткое столкновение с реальностью
3 Июля 2017

По данным ВЦИОМ, 95 процентов современных молодых россиян чувствуют себя абсолютно счастливыми.

Не так давно в России отмечался День молодёжи. Корреспондент ОблГазеты пообщался с генеральным директором Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерием ФЁДОРОВЫМ, и они обсудили современное молодое поколение.

— О молодёжи в последнее время много разного говорят, но не все представляют — кто эти люди, какие у них ценности? Вот, скажем, 30-летний молодой человек — он ещё молодой или уже нет?

— Молодёжь — термин очень размытый и неточный. В советское время было принято считать, что молодёжь — это люди в возрасте до 28 лет, а сейчас молодыми называют и 32-, и 34-летних. Правда, и нижняя возрастная граница тоже с тех пор поднялась — раньше она начиналась с 14 лет, а теперь уже с 16–18. Общество больше опекает детей, и они, соответственно, взрослеют позже.

— То есть социологи сегодня считают молодёжью группу от 16 до 34 лет?

— Даже если мы определим её так, нужно понимать одну интересную вещь: в последние тридцать лет и наша страна, и мир в целом развивались очень динамично и противоречиво, поэтому внутри «молодёжи» выделяются несколько слоёв. Это «поколение перестройки» (29–34 года), «поколение девяностых» (21–28 лет) и «поколение нулевых» (17–20 лет). Они резко отличаются друг от друга, потому что формировались в совершенно разных условиях — одни вошли в жизнь одновременно с независимой Россией, другие — с кризисом конца 1990-х годов, третьи — с «сытыми и спокойными» путинскими нулевыми.

Если мы говорим о протестных настроениях, которые проявились в последнее время на митингах, то здесь речь идёт скорее о самом молодом слое молодёжи — тех, кому сейчас 17–20 лет. Это так называемые миллениалы. Что надо знать о них? Во-первых, это очень немногочисленная группа (если сравнить с другими слоями молодёжи — 4,2 миллиона человек против 16,8 миллиона из группы «девяностых» и 14,8 миллиона из «перестройки»). Во-вторых, они выросли в относительно «тепличных» условиях и мало адаптированы к холодным ветрам реальной жизни. Многие из них воспитывались, будучи единственными сыновьями или дочерями в семье (у нас демография сейчас, увы, в эту сторону идёт). И даже если ты рос в бедной семье, тебя как могли опекали и оберегали от лишних забот. И вроде бы кругом всё нормально, войны нет, кризиса нет, угрозы твоей личной безопасности нет — а значит, можно поворчать, побузить и поругаться. Потребовать чего-нибудь большего, чем просто базовых вещей (таких как безопасность, пропитание, понимание, как всё устроено и работает). Ведь люди начинают требовать что-то большее, только если базовые вещи обеспечены и нет больших опасений по поводу того, что они вдруг разом исчезнут.

А в 1990-е годы не было базовых вещей, поэтому их и называют «лихими». Не было безопасности. Не было даже минимальных гарантий, что завтра ты не протянешь ноги с голоду. Не было понимания, как всё устроено и что нужно делать, чтобы завтра жить лучше, чем сегодня. Вообще не было понятно, что происходит и куда идёт. Поэтому и требований постматериалистического характера практически не было — не до жиру было, грубо говоря. Сегодня всё иначе — спасибо президенту. Но оказанные услуги, как говорят, «ничего не стоят». Поэтому идёт эскалация требований насчёт повышения уровня и качества жизни, а претензии, почему всё не так ярко, кудряво и весело, предъявляются властям. Ну а кому ещё? Не себе же, любимым, их предъявлять?

— А как же бунтари 90-х, с которыми сейчас сравнивают «болотных» протестующих?

— Да не было в 90-х никаких бунтарей. Это всё чушь. Это было время, когда вся страна рухнула в пропасть. То есть все прежние правила перестали действовать, и нужно было выживать и спасаться — скорее поодиночке, чем вместе. Какие уж тут бунтари… Бунтари были в 1980-х, когда советская система расшаталась и позволила всем, кто раньше боялся и пикнуть, во весь голос потребовать перемен. Более того, прямо поощряла тех, кто их требовал.

Сейчас существует порядок, он довольно стабилен, прошёл испытание парочкой кризисов и не рухнул. Людям понятно, что и как работает — где хорошо, где плохо, какие вопросы можно решить, какие — нет. Всё ясно и даже скучно. Конечно, в такой ситуации растёт запрос на перемены. Тем более что после двух кризисных лет жировая прослойка у людей истончилась, надоело экономить на всём, хочется расслабиться и позволить себе чуточку больше, чем позволяют доходы.

— Перемен требует только молодёжь?

— Запрос возникает у двух групп: первая — это те, кто занимает самые низкие, слабые позиции, те, кому ловить уже особо нечего в этой выстроенной системе, кто не смог реализовать себя. Вторая группа — «самая молодая» молодёжь, потому что она приходит в мир, где всё уже поделено и надо как-то встраиваться, доказывать, что ты на что-то годен. Им это не нравится, хочется социальных лифтов, в которые ты только влез, нажал кнопочку, и он поднял тебя — желательно сразу на сотый этаж. Вы знаете, какую первую зарплату ожидают нынешние выпускники вузов? Недавно опрос проводили коллеги: 82 тысячи рублей. Представляете? Но это же не имеет никакого отношения к действительности! Увы, это крест современных молодых людей: им предстоит очень жёсткое столкновение с реальностью.

Это настоящая драма, ведь у миллениалов порог риска совсем другой. Они начинают «качать права» и требовать повышенного к себе внимания, пытаются произвести впечатление, при этом совершенно оторваны от жизни. Ребята с юношеским задором и максимализмом выходят на площади и требуют справедливости, свободы, демократии. Всего того, о чём они, увы, пока не имеют никакого представления. Смотреть на них грустно, но трагедии из этого делать не надо. У всех свои университеты, прямо как по Горькому… И есть ещё один фактор, который может им как-то помочь: их очень мало! А значит, через какое-то время работодатели, в том числе и государство, начнут за них конкурировать. В этом — их шанс.

— Социологи часто прогнозируют будущее. Как вы считаете, что ждёт страну за этим «подростковым периодом»?

— Я не знаю, что ждёт нас впереди, но, если на Землю не упадёт гигантский метеорит и не высадятся инопланетяне, то естественная поколенческая динамика будет повторяться вновь и вновь, а человек в своей основе останется прежним. Будет всё — и время уроков, время ошибок и искания себя, время тянуть лямку и принимать ответственность за близких, конфликты отцов и детей, за которыми всегда наступает время мудрости…

Сейчас миллениалы — тонкие, домашние, идеалистично настроенные, готовые развесить уши и идти за любым демагогом, который поведёт их за собой красивыми словами. Но даже в этом возрастном слое те, кто интересуется политикой — это маргиналы, их очень мало. У большинства 17–20-летних сегодня другие приоритеты, и за ними, я полагаю, будущее.


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Facebook актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Источник:  https://wciom.ru
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~iNd8u
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *