Дон Кихот Рыковской рембазы

Дон Кихот Рыковской рембазы
19 Сентября 2017

Дорогие читатели! Серия исторических публикаций на страницах «Делового Донбасса», судя по откликам в интернете, вызвала большой интерес не только у жителей Донецка, но и у тех из них, кто сейчас живёт в других странах, но душой и сердцем остаётся верным родному городу. Мы получили много новых и интересных воспоминаний о нем, и мы видим вашу большую заинтересованность в освещении неизвестных страниц истории Юзовки - Сталино - Донецка. 

Не так давно в залах Донецкого Республиканского художественного музея проходила выставка «Невыдуманные истории», организованная Союзом архитекторов ДНР, на которой вы могли ознакомиться с интересными материалами, посвящёнными историям наших горожан, как знаменитых, так и никому неизвестных, которые беззаветно трудились и воевали во славу нашего города. 

«Деловой Донбасс» выступает с инициативой издания книги воспоминаний о нашем городе, о его людях, в создании которой мы приглашаем принять участие вас, наши дорогие читатели. Город без жителей лишён жизни, его дома и улицы должны оживиться Вашими материалами - историями, документами, фотографиями, вашими рассказами, рассказами ваших родителей, бабушек и дедушек. Мы будем рады представить вам страницы этой книги и наш город будет жить столько, сколько о нем будут говорить те, кто его помнит и любит. Более подробно об этом проекте мы напишем в скором времени. 

А сегодня мы знакомим вас с очередными воспоминаниями нашего обозревателя A.Partial(Александра Пешехонова), которые мы предполагаем включить в этот сборник.


Впервые о моем деде Александре Ефимовиче Фоменко я услышал от своей бабушки, его родной сестры. Это было во времена моего детства, и я очень жалею, что далеко не все из её рассказа сохранил в своей памяти. Но теперь я могу дополнить историю его жизни сведениями, знать которые в силу их особой секретности его семья и моя бабушка в то время никак не могли.


Все, что осталось в нашей семье от деда Александра

Александр Ефимович Фоменко, 1907 г. рождения, рабочий, закончил ФЗУ при заводе им. Сталина и 28-месячные курсы пропагандистов, с 1926 г. по 1932 г. служил в Красной Армии политруком в кутаисском кавдивизионе войск ОГПУ, член партии с 1926 г., партбилет №0696486. 27 января 1933 г. подал заявление о выходе из партии в связи с несогласием с линией партии. 25 января 1937 г. был арестован по обвинению в антисоветской агитации.

Мне удалось ознакомиться со следственным делом, по которому помимо Александра Ефимовича проходили ещё три человека.

Все началось с письма деда его московским друзьям К. Николаеву и Рыбальчику, в котором он за три недели до своего выхода из партии давал оценку статье «За измену партии, за контрреволюционное сопротивление пролетарскому государству - пощады не будет», напечатанную в газете «Социалистический Донбасс».

      «По случаю случайного случая я до сих пор ещё не отослал письмо. Не могу, ребята, не черкнуть вам о своих переживаниях, - переживаниях оппортуниста, которому порой стыдно, что чуть попозже, контрреволюционной в наше время головы, спокойно лежит партбилет, а может быть он неспокойно лежит, а орет, орет благим матом, но я оглох, не слышу. Всему на свете есть предел, всяким безобразиям, так говорят, а я вот усумнился в справедливости этих слов.

Городской рабочий, ра-бо-чий получает 200 грамм хлеба (на базаре кило черного хлеба стоит 2 рубля). На селе у колхозников, из выданных зерен бóльшую половину забирают обратно. На 1933 год крестьянин, имея 5 душ семьи, согласно трудодней получает 20 пудов зерна, сейчас у него отобрали 2 центнера (12 пудов) и остался он, раб божий, с 8-мью пудами на весь год для 6 человек. Вот и переделываем во 2-й пятилетке всех трудящихся в сознательных строителей социалистического общества, вот тебе и основная опора на селе - колхозник.

А вот и новогодний подарок от Горпарткома. Чтобы не терять время и место, посылаю вырезку из нашей областной газеты.

В общем, ребята, я почти докатился до лозунга «за что боролись, за что кров мишками проливали» А, сладок должен быть социализм, уж слишком с большими жертвами сопряжено его вынашивание, а наши большевистские решительные действия не вызвали бы аборт. И снова муки выращивания недоноска.

Ну, Машенька, вторая пятилетка сразу чувствуется. Хлебушек, который перед моим отъездом в Москву стоил 9-10 рублей, сейчас 22-25 рублей, литр маслица 35 рублей и т.д., но несмотря на все это «материально-бытовое положение рабочего класса достигает все новых и новых высот», так что будет так высоко, что рабочему и не добраться до него и остается он без всякого положения.

 Зарплату службовцíв мíста срезают, в заводе народ полегоньку сокращают, в общем скоро «потекут молочные реки с кисельными берегами, а рабочий будет жить в хатах, стены из пирогов, крыша из блинов и медом помазана».

 Трудно быть клоуном, но я никак не решусь, какой шаг вернее: быть или уйти.

 Шурка


Реакция друзей была в духе того времени.


Председателю Городской КК

Заявление

Посылаем для разбора в Контрольную Комиссию личное письмо к нам члена партии тов. Фоменко, работающего в механическом цеху Сталинского завода. Приводящие им общие оценки линии партии, отдельные выражения, приводят нас к мысли, что тов. Фоменко должен быть привлечен к партийной ответственности и из партии исключен.

Знаем тов. Фоменко еще с 1927 года (по работе в цехе). Общее впечатление, которое он производил, было что парень активно борется за линию партии, однако проявляет некоторую неуравновешенность.

Уход в Красную Армию по призыву, по нашему мнению, должен был окончательно его оформить как сознательного бойца за дело партии. Однако мы ошиблись, сомнение в правильности его взглядов особенно выявилось в приезд его в отпуск в Москву (остановился у нас). В отдельных разговорах он проявлял сомнение в отдельных мероприятиях партии, что старались ему разъяснить. После отъезда и присылки письма нас убедило о необходимости довести до сведения партии нашем мнении (так в оригинале) о тов. Фоменко.

Наше мнение. Несмотря на то, что тов. Фоменко является сыном рабочего, сам рабочий, однако, налицо факт перерождения. Его взгляды несовместимы с пребыванием его в партии.


Просим Контрольную Комиссию разобрать это заявление и сообщить нам результаты. Письмо посылаем с вырезкой, которую нам прислал.

 Член ВКП(б) с 1928 года      №1143676     К. Николаев

Член ВКП(б) с 1931 года      №2092309   Рыбальчик

Адрес отправителя: Москва, Ново Басманная улица, дом №10/12, подъезд №8, квартира №77

К. Николаев

 

Я не знаю, каким был разговор деда со своими друзьями в Москве, могу только предположить, что этот разговор подтолкнул его к выходу из партии.


Так я узнал, что мой дед Александр оказывается совершил «кулацкую вылазку», в ответ на которую масса обязалась мобилизоваться на выполнение и перевыполнение производственной программы, а также ещё больше усилить революционную бдительность.

С момента этих событий до ареста деда прошло 4 года. Казалось, за это время столь вызывающий поступок с откровенно политической окраской начал забываться, и гроза прошла стороной. И я попытался разобраться, что же послужило причиной ареста? Письмо деда, разговор с друзьями и донос явно не тянули на такую меру пресечения.

Все разъяснил первый же вопрос, заданный деду на допросе лейтенантом госбезопасности Рабиновичем сразу после ареста: - Кто из лиц, с которыми вы часто встречались, является бывшими членами партии, что были исключены из партии? 

Как оказалось, на Рыковской рембазе работали ещё 5 человек, исключённых из партии: два - за троцкизм, трое - за нарушение партийной этики. Скорее всего, ввиду отсутствия каких-либо фактических материалов, следствие использовало обычный для того времени приём разработки потенциальных врагов, исходя из компрометирующих их конфликтов с партийными органами. Арест людей с испорченными биографиями давал возможность органам инкриминировать им самые разнообразные умыслы. Ведь не случайно обвинительное заключение, привлекая к ответственности четверых из шести бывших членов партии по статье 54-10 УК УССР «Антисоветская агитация и пропаганда», основывалось лишь на одном вещественном доказательстве - письме деда, написанном им в 1933 году. Остальные эпизоды «контрреволюционной деятельности», которые сами обвиняемые не считали серьёзными и потому простодушно о них рассказывали, все-же не дали следствию оснований обвинить их в создании контрреволюционной организации. Тем не менее, одному из них следствие приписало «террористические тенденции в отношении вождей партии и правительства».  

Из протоколов допроса Фоменко Александра Ефимовича (стилистика и орфография оригинала сохранены):

 

Протокол допроса от 26 января 1937 г.

Вопрос.

В чем конкретно проявлялась ваша контрреволюционная деятельность против проводимой политики партии?

Ответ.

…Был также случай, когда в 1935 г., будучи на семинаре ударников, я перед руководителями семинара ставил вопросы контрреволюционного характера, как-то: «Почему у нас диктатура пролетариата, а не диктатура крестьянства, в то время, как в СССР преобладающее количество население - крестьяне?». Кроме того, в том же 1935 г. (приблизительно осенью, точно месяц не помню), будучи на вечере молодёжи, куда пришел беседчик для проведения беседы на политическую тему, я при всех присутствующих поставил перед беседчиком вопрос: «Есть ли в СССР равенство и свобода?».

Вопрос. 

Следствию известно, что вы в беседах со своими единомышленниками высказывали террористические тенденции намерения в отношении партии и правительства.

Ответ.

Я террористических тенденций намерений в отношении партии и правительства не высказывал. Однако добавлю, что Муран Сигизмунд Яковлевич в одной из бесед со мной после убийства Кирова сказал, что как только убили Кирова, появился вдоволь хлеб и что, если убили бы Сталина хлеб дешевле станет.

Вопрос.

Вы говорите неправду. Следствию известно, что вы высказывали террористические тенденции в отношении партии и правительства.

Ответ.

Я террористические тенденции в отношении партии и правительства не высказывал. Я считал, что положение рабочих и крестьян может улучшиться только при отстранении нынешнего руководства партии и правительства от управления страной. Однако, я ни перед кем это не высказывал.

 

Протокол допроса от 21 марта 1937 г.

Вопрос.

В чем вы признаете себя виновным?

Ответ.

Виновным себя признаю в том, что я политику партии в вопросах темпов индустриализации, хлебозаготовок, цен на товары считал неправильной. Я не верил в то, что благосостояние трудящихся с каждым годом растет, считая, что партия неправа, давая такую формулировку, а поэтому я отрицал рост благосостояния трудящихся. Я не верил в возрастание крепости червонца, так как на частном рынке за него стало возможным купить значительно меньше, чем раньше, а плановое снабжение я считал неэффективным.

Я считал, что партия проводит чрезмерную выкачку из села хлеба, что озлобляет крестьянство против Советской власти, что может создать значительные трудности в случае интервенции. Я признаю себя виновным в том, что после моего исключения из партии я вёл контрреволюционные разговоры с отдельными товарищами, а, так же трижды антисоветски выступал при присутствии многих лиц (семинар ударников, рабочее собрание, вечер молодёжи).

Обвиняемые свою вину признали на следствии. Потом был суд, который завершился с учётом написания приговора и его оглашения всего за 2 часа 20 минут. Дед Александр и его собеседник-террорист получили по 5 лет, остальные - по 3 года. Приговор достаточно мягкий, потому что эта статья предусматривала и высшую меру наказания.

Последнее слово деда на суде было коротким и на мой взгляд очень странным: - Я прошу суд наказать меня так, как я заслуживаю.

А теперь отрывки из воспоминаний моей бабушки:

…Брат работал размётчиком на Рыковской рембазе. Добрый был. Как-то пришёл домой после работы, на дворе дождь, грязь, а он в сапогах без галош. Спрашиваю его, где же ты галоши оставил? А он мне и отвечает - к нам в цех паренёк из села пришёл на работу, бедный, совсем босой, вот я и отдал ему…

…Когда Сашу вели на суд, он шёл весёлый такой, улыбнулся мне и крикнул, что все будет хорошо. А когда его отводили обратно, то брат шёл хмурым, не поднимая головы. Дали ему 5 лет лагерей и 3 года поражения в правах…

… Из лагеря брат просил прислать чеснок, видно цинга мучала… 

… Когда немцы заняли Сталино, ко мне кто-то из жителей прибежал с весточкой от Саши. Его из лагеря забрали в армию, он попал в плен и теперь сидит в лагере при ДК Ленина. Он попросил, крича через колючую проволоку, чтобы я попробовала вытащить его оттуда. А немцы тогда отдавали пленных их родственникам. Я побежала в лагерь, стала узнавать… Мне ответили - есть такой, придите через несколько дней. А когда я пришла, то мне сказали, что увезли его куда-то… А, я так думаю, умер он там… 


Жители Сталино смотрят на военнопленных в лагере при ДК Ленина

Вот такая печальная история. Часто думаю, каким он был, дед мой… Знаю твёрдо одно - врать не умел и не боялся говорить правду. Наверное, верил в справедливость. Романтик. Дон Кихот.

 Александр Пешехонов


Количество показов: 553


Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://delovoydonbass.ru/~dDLbA
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости

 




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *