Улетели, чтобы вернуться

Улетели, чтобы вернуться
1 Октября 2017

По данным опроса Института современных медиа (MOMRI), 58 процентов россиян хотели бы, чтобы их дети работали в научной индустрии. Это не удивительно, ведь за последние 5-7 лет в России произошли существенные позитивные изменения в этой сфере, а талантливая молодежь у нас есть.

В сентябре 2017 года сборная команда российских школьников завоевала первое место на Европейской олимпиаде по информатике для юниоров (eJOI). В состязании приняли участие 84 школьника из 22 стран мира. Россию представляли четыре школьника из Москвы и Казани, которые завоевали три золотых и одну серебряную медали.

В мае в на XVIII Азиатской физической олимпиаде отличился ученик петербургского академического лицея «Физико-техническая школа» (ФТШ) Станислав Крымский. Он занял первое место, опередив 170 соперников из 24 стран, в том числе из Китая, Таиланда, Индии, Израиля, Сингапура. Крымский также является победителем всероссийских олимпиад по математике и физике. 11-классник пока не определился с тем, в какой вуз поступать — выбирает между специализацией, рассказал «Ленте.ру» его отец, Тимур Крымский. Заграничного обучения также пока в его планах нет. «Все зависит от убеждений человека — если он очень хочет жить и работать за границей, то найдет возможность. Если такой самоцели нет, то заниматься наукой можно и в России, например теоретической физикой. К тому же ситуация в науке быстро меняется: научное оборудование, которого сегодня еще нет в России, через год-другой может появиться. У нас в стране точечно, но уже есть и научные группы, и экспериментальные лаборатории. Многие мои знакомые уезжали [за рубеж], но потом возвращались», — говорит он.

«Для себя и своих коллег я не вижу принципиальной разницы в перспективах российских и, скажем, западных. Разумеется, академическая жизнь устроена совершенно по-разному, но успех зависит скорее от мотивации конкретного человека»

     — отмечает биоинформатик, доцент Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (Университета ИТМО) Владимир Ульянцев. Ученый добавляет, что ему проще придерживаться этой точки зрения, поскольку у разработчиков алгоритмов и программ нет жесткой привязки к физическим объектам и лабораторному оборудованию. При этом у коллег из областей биологии или прикладной физики, по словам Ульянцева, именно с этим в России все ещё возникают сложности.

И.о заведующего кафедрой мехатроники Университета ИТМО доцент Сергей Колюбин согласен, что заниматься современными инженерными и естественными научными исследованиями «только с карандашом в руках» невозможно. Однако за последние годы, по его словам, инфраструктура ведущих российских вузов начала приближаться к международному уровню.

«Благодаря федеральным целевым программам, участию Российского научного фонда и мегагрантам удалось существенно обновить парки исследовательского оборудования, привести в порядок лаборатории. Во-вторых, в современной науке важен доступ к актуальной информации, свободное общение и обмен идеями с коллегами по всему миру»

     — говорит он. Лаборатории международного научного центра ТИМО «Нелинейные и адаптивные системы управления», по словам Колюбина, ежегодно посещают для реализации совместных проектов учёные из Франции, Италии, Нидерландов. В свою очередь, студенты Университета ИТМО ездят на стажировки в ведущие организации Европы, США, Южной Кореи, Китая. Колюбин сам вернулся в петербургский университет после работы на протяжении двух лет в научно-исследовательском центре General Motors (GM) в США и трёх лет — в Норвежском научно-технологическом университете.

«Для ученого крайне важна профессиональная реализация, ощущение значимости своей работы. Понятно, что для молодёжи не последнюю роль играет достойный доход, нужно вставать на ноги. И очень хорошо, что теперь мы можем позволить аспирантам и молодым кандидатам в России зарабатывать не меньше, чем за рубежом. Но настоящий учёный, так же как и врач или учитель, — это по определению человек, который готов сжигать себя ради дела»

     — уверен Колюбин. Поэтому «профессиональные амбиции, желание формировать повестку, а не быть простым исполнителем» стали для него основной мотивацией для возвращения на Родину из Европы.

Нынешняя «утечка мозгов» сильно отличается от того, что происходило во времена СССР, говорил в марте 2017 года немецкой Deutsche Welle консультант Рутгерского университета в Нью-Джерси Сергей Ерофеев. В частности, он обращал внимание на то, что покинувшие страну менеджеры и ученые сохраняют российское гражданство и «постоянно следят за ситуацией дома, чтобы вернуться, когда дела в российской экономике пойдут лучше».

«Ученые в России становятся востребованы все больше и больше. При этом иностранные компании уже не могут предложить нашим специалистам более конкурентоспособные условия работы, чем отечественные фармхолдинги»

     — уверен гендиректор фармхолдинга Biocad Дмитрий Морозов. Он добавляет, что случаи эмиграции теперь больше связаны «с пораженческими настроениями в конкретной семье, когда ребенку с детства внушают, что из России нужно уезжать».

«Миф о том, что за рубежом лучше, чем на Родине, уже развеян. Сейчас у молодых ученых есть возможность учиться и работать в других странах, сравнивать и делать самостоятельные выводы»

     — отмечает Морозов. И зачастую такие сравнения, по его словам, оказываются не в пользу иностранных работодателей.


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Viber актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Источник:  https://lenta.ru
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~iYuMT
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *