Виктор Бурдук – создатель и душа фестиваля «Парк кованых фигур»

Виктор Бурдук – создатель и душа фестиваля «Парк кованых фигур»
19 Сентября 2017

Совсем скоро, 23 сентября, стартует любимый многими дончанами, традиционный XIX международный фестиваль кузнечного мастерства «Парк кованых фигур». Приглашаются все жители и гости города.

Молодёжь, выросшая на «Трансформерах» и «Мстителях», уже привыкла к эпичным моментам в кино. На фестивале же вы можете ворваться в голливудский блокбастер по-настоящему и воочию лицезреть лязганье металла под тяжёлый саундтрек, поучаствовать во всём этом и даже получить неизгладимое впечатление, которое, словно свадьба (а на фестивале будет свадьба) или выпускной (выпускного, к сожалению, не будет) врежется вам в память и останется на всю жизнь.


Заслуженный деятель искусств Украины, председатель Гильдии кузнецов Донбасса, представитель Донецка в Кольце европейских городов-кузнецов, автор проекта «Парк кованых фигур» Виктор Иванович Бурдук имеет больше титулов, чем скандинавский бог Тор из тех же «Мстителей» и, при этом, молотом орудует гораздо лучше. Корреспондент «Делового Донбасса» посетил кузню Виктора Ивановича, где Донецкий супергерой Гефест рассказал о том, как он собрался перековать мечи на орала и победить зло любовью.


Виктор Бурдук

— Виктор Иванович, откуда гостей на фестиваль ожидаете?   

— Гостей извне мы не ждём вообще. Во-первых, я пока не имею морального права их приглашать. Многие говорят, что приехали бы, но у нас пока ещё постреливают. Во-вторых, приглашая гостя сюда, я предлагаю ему нарушить закон «О государственной границе Украины».  Не могу я так.

Возможно, на следующий фестиваль я и буду приглашать, потому что он двадцатый по счёту. А пока что, мы его для жителей нашего города проводим.

Сам-то по себе фестиваль международный, но сейчас я перевёл его в заочный режим, ибо иностранцам трудно добраться, да и других причин достаточно.  А наши нынешние заочные участники, в основном россияне и мои друзья по Кольцу европейских городов-кузнецов, присылают свои работы — слёзы из металла.

— Слеза, это символ фестиваля?





Очень долго думал, как назвать фестиваль. Просил всех друзей, знакомых и родных, чтобы генерировали идеи. А жена не так давно смотрела фильм про царскую семью, в котором был сюжет о Николае IIи его словах: «…не зло победит зло, а только любовь...». Очень глубоко мне это в душу вошло, так и родилось не только название, но и дух, сущность нынешнего фестиваля.

Потом долго размышлял над символом фестиваля и в один момент пришло в голову то, что дерево — символ жизни, а шар — символ будущего. Вот и придумалось мне дерево в виде шара, где листья напоминают своей формой сердце, а слёзы – символ человеческих эмоций. Потому что всё человечество плачет. Плачет от беззакония, которое везде происходит, по всей планете и во все времена нашей цивилизации. Вот так и родилась эта тема.

Попросил своего друга Сашу Сушникова нарисовать эскиз. Он очень знаменитый художник, его по всей Европе знают.


Вот мы и работаем по эскизу Саши, куём потихонечку. Нужно обязательно успеть, а людей мало, почти все уехали. А уехали потому, что работы нет – кому сейчас нужны художества такие?!


— Как проходили фестивали раньше?

— В прошлом году всё прошло хорошо. Были донецкие кузнецы, народу много, нас всегда ждут. А в этом году 10-15 человек будут работать: из Донецка, области и Луганска. В прошлые годы, конечно, вся Украина, от запада до востока приезжала, из России, Европы, много кузнецов на фестивале работало.

К примеру, в Ивано-Франковске в плане проведения кузнечных фестивалей полегче будет. Город рядом с Европой, границу пересёк и всё. Туда и из Латвии, и из Литвы приезжают - полно народу. Но у них 14-й или 15-й фестиваль, не помню точно, а у нас – 19-й. Мы на территории постсоветского пространства самые первые организовали такое мероприятие. Он стартовал в 1997 году. Потом, правда, был перерыв из-за дефолта, денег не было.

Первые два фестиваля проходили на площади Ленина, а потом нам выделили место – там, где сейчас Парк кованых фигур и находится.


Фестиваль обычно проходил 2 дня. В первый день мы ковали, а во второй — выступление рок-групп. Сейчас же мы работаем одновременно, и тандем у нас с ними, я вам скажу, классный получился. В этом году на фестивале, к сожалению, не будет Димы Халаджи — очень жаль, ибо он у нас лицо фестиваля, но сейчас в командировке.

Будет традиционный для нас кузнечный свадебный обряд: мы куём сердца с именами молодожёнов и датой. Сотрудничаем с Дворцом бракосочетания, они нам подбирают пары, которые хотят пожениться в этот день, и молодые соглашаются, конечно. Во время обряда муж молотом постучит, жена клещи подержит, а потом они кузнеца в щёку целуют и получают на память кованое сердце.  



— Что насчёт заказов? Сейчас работа есть?

— Оборудование всё стоит – людей почти нет. До войны у нас было 50 человек в штате, и мы работали с высочайшим качеством, можно сказать, на уровне царских дворцов.





Участвовали в тендерах и выигрывали. Наше имя уже работало на нас. А сейчас что? Вот, простенькую оградку заказали – сделаем за 4-5 дней, ну может за неделю.

Нас остались единицы, для города что-то делаем, а заказов стоящих нет. Приходят в основном дедушки и просят зубило им сделать. Разве что вазы куём латунные из артиллерийских гильз. Это работа сложная и искусная, такие вазы очень дорого стоят.  Делаем их по заказу, на том и держимся. Это почти единственное, что сейчас продаётся. Такого рода искусство было придумано в годы Первой Мировой Войны, когда солдаты в окопах мастерили подобные изделия из латунных артиллерийских гильз.

За Парк кованых фигур борюсь изо всей силы. Нужно же за всем следить. Вот недавно, коммунальщики своими силами покрасили скульптуры. Они старались, нохудожественная ковка –это же искусство, тут надо осторожно. И с ржавчиной побороться, и затонировать иподварить, и правильно покрасить специальными красками. Ну, пока так, конечно, решили вопрос, ибо денег пока нет. Но если я не буду ухаживать за парком, и напоминать о его существовании, он захилеет и обвалится. 

Я помню, когда в 2014 году пришёл на работу, а цеха одного нет — прямое попадание! Телевидение приехало, и Рашид Романов спрашивает: «Ну что, в этом году будешь фестиваль проводить?». А я в слезах стою, поворачиваюсь к нему и говорю: «В этом году – тем более!». 

И во время проведения самого фестиваля как раз упала Точка У, но несмотря ни на что, на фестивале было огромное количество людей. Не побоялись прийти. Брали меня за руку и говорили: «Спасибо вам, что вы не уехали». Как я после этого могу бросить своё призвание?

— Почему именно такое у вас призвание? Расскажите.

Это я родителям своим «спасибо» должен сказать за то, что они мне привили умение создавать вещи своими руками. Отец мой любил такого рода труд и постоянно со мой возился. Я ходил в изостудию, учился рисованию, отец то табуреточку научит сделать, то вешалку для одежды. А мне тогда не очень хотелось. Потом повзрослел, а навыки остались. Позже начал джинсы сам себе шить, увлекался чеканкой и макраме. Во времена перестройки увидел азы ковки в Донецке и подумал: «О, моё»! С тех пор и пошло-поехало.

— Как долго в Донецке живете?

Отец был военным. Он воевал в годы Великой Отечественной, а в Калининградской области, в Балтийске, дослуживал. И в 1961 году после демобилизации, когда мне было уже 4 года, он выбирал куда поехать. Было у нас три варианта: Киев, Чернигов и Донецк. В Донецке у него сестра жила, которая поехала на восстановление Донбасса. Семья отца – из Чернигова. В пользу Донецка сыграло то, что это промышленный город, он стремительно развивался и институтов было много. Ему, как военному, квартиру здесь дали, и я, получается, с четырёх лет в Донецке. Это мой родной город. Я тут свой в доску! Помню, в 2014 году еду по пустым улицам, и на перекрёстке прохожий, не знакомый мне человек, машет рукой «Привет Витя!». Меня тут все практически жители знают – это дорогого стоит.

Отец здесь похоронен, на Иверском кладбище. У меня в кабинете лежат остатки баяна, которые я забрал с могилы отца. Он баян любил, вот инструмент и лежал у него на могиле, но памятник разнесло во время обстрела аэропорта.  

Начинали мы в 90-е вообще с нуля. Ничего у нас не было, ни знаний, ни опыта. Молотом только махали. И вот сейчас фирме «Гефест» уже более 20 лет. За эти годы мы раскопали, создали и воссоздали разные приёмы и традиции.


— То есть, специального образования у вас нет!?

Нет. Да и во всей Украине по художественной ковке вообще таких два человека только было: Биловол и Литвинов. В 1990-е годы на них напали, побили сильно и Литвинов умер, а Биловол еле выкарабкался. Вот с тех пор больше никого и не было. 

— Как видите своё дальнейшее развитие?

— Хочу создать Центр кузнечного мастерства в Донецке. Мы его практически создали уже, но война помешала. Мне и помещение для Центра тогда выделили. Там должен был быть маленький выставочный зал, конференц-зал, места для занятий и обучения. Сейчас я поднял тот же вопрос, и идею поддержали, ответили, что нужно её развивать. Ну посмотрим, что будет.

Создать Центр кузнечного мастерства – моя мечта. Очень хочется преподавать, знания с умениями передать людям. Мне ведь 60 в этом году исполняется, кто будет все это тащить? Это же я придумал и Парк кованых фигур, и Фестиваль, который уже в который раз за свой счёт проводить буду.

А пока что, ни одного заведения, обучающего кузнечному мастерству нет. Разве что для промышленности, ибо край у нас такой. Я даже с художественным училищем переговоры вёл, просил их ввести хотя бы факультатив такой. Они в принципе согласны, но юридические есть сложности, хоть власти это и поддержали.

— И как перспективы? Школа будет?

Не знаю, если власти помогут – сделаю. Своих денег на такой центр нет. А пока в Доле, где я живу, вместе с несколькими местными инициаторами мы планируем открыть кузню при селе. Дальше, может, и гончар появится, и другие ремесла и вообще дела пойдут. Сельский центр прикладных искусств – чем плохо? Да и не так далеко Доля от Донецка, городские тоже подтянутся, ребятишек обучать.

— Какое направление искусства вам больше всего нравится в данный момент?

Вообще, мне авангард нравится, потому что классика уже делана-переделана. Мы уже столько всего наковали – не пересчитать.


Мотоцикл-мангал на испанском дворике, один из самых свежих проектов.

Вот маска, например. Это моё лицо, и я сделал из него светильник. Гипсовая маска, на которую цепь наваривалась, превратилась в светильник.  

Сейчас мне нравится стимпанк, дизельпанк и к этому потихонечку перехожу. Потому что бывает, что устал уже от какого-нибудь направления, а тут стимпанк — непаханая целина для применения фантазии. Из металлолома можно собрать всё что угодно.


Вот кстати, в прошлом году для рок-фестиваля собрал крутого рокера из цепей и металлолома.

Но на творчество мало времени остается, мы в основном заняты тем, чего хотят от нас заказчики.  

— Для коллег из Европы ковка является коммерчески прибыльным делом?

Да, там ручная работа гораздо дороже ценится. И хорошие мастера прилично зарабатывают.

— Новые технологии в производстве используете?

А зачем? Это же кузня. В том то и смысл, чтобы использовать то, что было 1000 лет назад – молоток, огонь и клещи. И всё. Больше ничего не нужно.

Есть конечно болгарки, плазморезы и сварка, это значительно упрощает дело. Бывают моменты в работе, когда их следует применить. Если раньше зубилом выбивали и потом фактурили, то сейчас плазморезом или болгаркой – раз, и всё. Можно ковать дальше.

А насчёт сварки - раньше то всё было на заклёпках. Даже сейчас, если вещь сделана с применением этих самых заклёпок, то она дороже стоить будет, ибо это уже показатель мастерства.

— Перспективы для развития кузнечного дела в Донецке есть?

— Когда стройка начнётся, и нам будет работа, и другим тоже. Сейчас моя задача – сохранить коллектив. Они могут и готовы работать.

Донецк – это вечно. Я патриот Донецка. Это центр промышленности, футбола, балета, лёгкой атлетики. И, как-то так получилось, что он стал также и центром кузнечного мастерства. Наш город - член Кольца европейских городов-кузнецов, и стал им самым первым на постсоветском пространстве. В основном в Кольцо входят европейские города, а в СНГ их всего три: Донецк, Ивано-Франковск и Ульяновск. Кольцо объединяет города, в которых были развиты и сейчас процветают кузнечные традиции.

В начале октября я как раз поеду на Конференцию в Испанию. Членский взнос – 1000 евро. Очень надеюсь в этом на помощь городских властей. Ведь в 2012-м году такая Конференция в Донецке как раз проходила и члены Гильдии кузнецов получили множество положительных эмоций. Президент Кольца тогда шутил, что мол придётся закрывать Кольцо, потому что такого приёма как здесь, они нигде уже не получат. На Конференцию в Испанию надо ехать, нельзя выпадать из культурной жизни Европы, частью которой, как центр кузнечного мастерства, является мой родной город.

 

Интервью брал Игорь Москаленко

От редакции «Делового Донбасса».

Дорогие горожане! Два десятка лет Виктор Бурдук доказывает свою любовь нашему городу так, как умеет. А умеет он здорово, умеет делать его красивее, уютней, создавая неповторимый шарм и очарование.

Девятнадцатый фестиваль кузнечного мастерства нуждается в вашей помощи.

Обращение организаторов фестиваля к горожанам, любящим свой город

В этом году, в тяжёлое для Донецка время, существуют объективные проблемы с финансовой поддержкой. Девятнадцать лет организаторы прилагали все усилия, чтобы фестиваль существовал, стал традиционным, настоящим праздником для народа, а Парк кованых фигур – достопримечательностью Донецка. Организаторы никогда не просили помощи, но сейчас решили обратиться к дончанам с идеей сделать XIX кузнечный фестиваль Народным. Поэтому, мы решились пригласить вас, дорогие дончане, стать спонсорами фестиваля «Парк кованых фигур - 2017». Просим оказать посильную помощь, в любом размере. Деньги можно перечислить любым удобным для вас способом:

  1. почтовым переводом – получатель Ашихман Татьяна Владимировна, тел. +38050881-80-43, п/о 283060, г. Донецк, ул. Кисловодская, 2.

  2. или наличными в офис Гильдии кузнецов Донбасса, расположенный по адресу: г. Донецк, ул. Куйбышева, 143.

Каждый друг фестиваля, оказавший помощь, получит от нас памятный кованый подарок.

С надеждой и уважением оргкомитет фестиваля «ПКФ-2017».

 

Организаторы фестиваля:

Кузнечное предприятие «Гефест», Гильдия кузнецов Донбасса

Партнёр – газета «Донецк вечерний»

Партнёр ИД «Деловой Донбасс»

 

Оргкомитет фестиваля:

Автор и руководитель проекта Парк кованых фигур Виктор Бурдук

+380503265894

e-mail: vibu@inbox.ru

Исполнительный директор проекта Парк кованых фигур Татьяна Ашихман

+38(062)385-48-96(99), +380508818043

e-mail: kuz@dn.farlep.netkuz.dn@inbox.ru

www.pkf.donbass.name


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://delovoydonbass.ru/~bqd0Y
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *