«Пламя» — народный театр, согревающий зрительские сердца

«Пламя» — народный театр, согревающий зрительские сердца
15 Мая 2017

«Пламя» — так называется народный театр, расположенный на базе Дворца культуры «Юбилейный» в Пролетарском районе Донецка. Этот аматорский коллектив знают и любят многие ценители театрального искусства и стараются не пропускать ни одной премьеры. Театр, где играют не профессиональные актеры, совмещающие служение музам с обычными профессиями, удивляет и уровнем мастерства, и смелостью в выборе репертуара. На афишах появляются названия, не раз мелькавшие на фасадах лучших театров Москвы и Петербурга. А некоторые пьесы, воплощенные на сцене ДК «Юбилейный» актерами из «Пламени», имеют даже телеверсии, в которых играют звезды экрана и столичных сцен. Но и это не останавливает дончан, пламенно преданных любимому делу и готовых гореть, вживаясь в роли, ради того, чтобы согреть теплом своих сердец зрителей.

Руководит коллективом режиссёр Анатолий Лубенский, человек, для которого народный театр-студия «Пламя» стал и детищем, и частью души. В этом году Анатолий Васильевич поставил мелодраматическую комедию Александра Островского «Последняя жертва». Премьера прошла с успехом. Зрители с восторгом приняли еще одно прочтение шедевра гениального автора, чьи пьесы были и остаются вне времени, актуальными, острыми, захватывающими.


После спектакля режиссер дал интервью специально для «Делового Донбасса»:

— Анатолий Васильевич, в апреле вашему коллективу исполнилось 34 года. Солидный возраст для народного театра. Расскажите, из какой искры разгорелось такое яркое «Пламя»?

— Я приехал в Донецк вместе с семьей в 1983 году и пришёл работать во дворец культуры «Юбилейный». Тогда здесь не было даже намёка на любительский театральный коллектив и создавать его пришлось с нуля.

Нашей первой постановкой стал спектакль «Гнездо глухаря» по пьесе моего любимого драматурга Виктора Розова. Ранее, еще работая в Запорожской области в районном центре, я уже ставил это произведение, и в Донецке решил начать с драматургии, которую уже хорошо знаю. Город-миллионник я мечтал удивить столь значительной пьесой, стремясь дать нашему коллективу шанс самоутвердиться. Помню, как в Запорожье эту работу приняли на ура, и я не слышал ничего, кроме благодарностей в адрес моих актеров. Но здесь ситуация оказалась иная. Как только управление культуры узнало, что народный театр, расположенный во дворце культуры в отдаленном Пролетарском районе города, взялся за постановку творения Виктора Розова, в кабинете директора ДК раздался звонок и ему сообщили, что принимать репертуарную новинку приедет представительная комиссия. Визит не заставил себя долго ждать. Гости, комиссия в составе двадцати человек, посмотрели спектакль. Потом созвали собрание и поинтересовались, зачем обитателям Пролетарского района Донецка, в основном горнякам по профессии, знать, что в высших эшелонах власти есть морально нечистоплотные люди. Свою точку зрения члены комиссии аргументировали тем, что людям, тяжело работающим в лаве шахт, будет больно знать, как и чем живут представители элиты. «Хотелось бы, чтобы вы подбирали другой репертуар», — резюмировали они.

— И вы прислушались к этой рекомендации?

— Да, и в этом мне помогли обстоятельства. В 1985 году весь Советский союз праздновал значимую дату – 40-летие победы в Великой Отечественной войне. Не мог оставаться в стороне и наш театр. Мы поставили спектакль «Солдатская вдова» Николая Анкилова. Принимать его приехала та же комиссия, в том же составе. Представители Облсофпрофа сказали: «Вот это действительно прекрасный спектакль. Видно, что ваши труды не пропали даром. Тематика подходящая и всё идейно выдержано». Впоследствии мы заняли с этим спектаклем первое место на областном смотре, а потом и получили такую солидную награду, как диплом Малого театра Союза ССР. Затем коллекцию пополнил диплом Союза писателей СССР, а исполнительница главной женской роли получила солидную денежную премию.

— Не помните, на что она её потратила?

— Помню. Она отдала её коллективу и на эти деньги мы приобрели шикарную дачную мебель, которую использовали в качестве реквизита во многих постановках долгие годы. Пользуемся ею и доныне.

— В дальнейшем вы тоже старались, чтобы ваши спектакли были «идейно выдержаны»?

— Искали золотую середину, чтобы и комиссии угодить и зрителя удивить. Например, взялись за пьесу «Средняя американка» литовского автора Альбертаса Лауринчукаса. Главные герои – литовцы, эмигрировавшие в США. То, как несладко им там приходилось, драматург показал очень тонко, изящно. С этим спектаклем мы ездили на смотр, проходивший под девизом «Два мира, два образа жизни», где снова получили диплом первой степени.

Мы всегда старались, чтобы в репертуаре рядом с классикой у нас шли и произведения современных драматургов, как русских, так и зарубежных. Из классических жемчужин мы ставили «Без вины виноватые» Островского, «Мнимый больной» Мольера, «Касатку» Алексея Толстого, «Женитьбу Фигаро» Бомарше.

— Вы часто берётесь за постановку нашумевших пьес, с успехом шедших на самых известных сценах Москвы, Петербурга. Это особенность репертуарной политики вашего коллектива с целью привлечь зрителя?

— Да, это именно наша репертуарная политика. Но мы не привлекаем зрителя, а трудимся для него, стремясь доставить радость от встречи с театральным искусством. Я всегда знакомлюсь с репертуаром московских, петербургских театров. И не только. Слежу и за тем, чем радуют своих зрителей и провинциальные театры, среди которых много замечательных коллективов. Хочется, чтобы и премьеры от «Пламени» зажигали в сердцах наших зрителей любовь к прекрасному царству Мельпомены.

— Сейчас, когда идёт война, зрителей стало меньше?

— К сожалению, Донецк утратил часть своего населения. Многие уехали. Но наши зрители остались с нами. Они по-прежнему ходят на наши спектакли и пишут теплые слова в книге отзывов. Когда у меня в жизни возникают какие-то неурядицы, я беру в руки эту книгу и перечитываю то, что написали люди под впечатлением от просмотра наших спектаклей. Некоторые отзывы такие душевные, что у меня увлажняются глаза, и я говорю себе: «Наш театр любят зрители, они ждут наших спектаклей, а возникшие неприятности – мелочь, ерунда, на которую не стоит обращать внимания». Отзывы зрителей о наших спектаклях вдохновляют дальше жить, дальше творить.

— Расскажите о ваших актёрах. Трудно ли аматорам, не изучавшим такие предметы, как сценическая речь, сценическое движение постигать непростую актерскую профессию и радовать зрителей достаточно высоким профессиональным уровнем?

— Когда театр «Пламя» создавался, возникло немало организационных трудностей. В нашем дворце культуры не было даже самого малого театрального коллектива. Бывало, что искать актеров приходилось даже в транспорте. Заметив подходящий типаж среди пассажиров, я подсаживался и говорил: «Вы сможете сыграть главную роль в нашем спектакле». Часто люди отказывались, ссылаясь на то, что устают на работе, трудятся по сменам и не имеют возможности посещать репетиции. Но все выражали готовность прийти на премьеру спектакля. Некоторые соглашались попробовать себя в качестве актера или актрисы.

Среди актёров нашего театра сегодня есть люди самых разных возрастов и профессий: старшеклассники, студенты, пенсионеры, рабочие, учителя, служащие. Обучение основам актерского мастерства проходит у нас параллельно с постановкой спектаклей.

В последние годы большим подспорьем для «Пламени» стала детская подготовительная театральная студия «Зеркало». Она появилась у нас в конце 90-х годов. Каждый год мы показываем новогодние сказки. На эти спектакли мы приглашаем не только школьников Буденновского и Пролетарского районов Донецка, но и ребят из мало обеспеченных семей. А последние три военных сезона мы дарили праздник и детям переселенцев из обстреливаемых районов.

После окончания обучения в этой студии, ребята приходят и играют в спектаклях театра «Пламя».

— Среди актёров, занятых в сегодняшнем спектакле, были выпускники «Зеркала»?

— Да, и играли они главные роли. Вадима Дульчина сыграл Богдан Стаднов, а Юлию Тугину – Анна Глебова. Оба начинали свой актерский путь в детской студии «Зеркало».

— Ветераны сцены, отдавшие театру «Пламя» не один десяток лет, тоже ещё в строю?

— Конечно! Любимицу публики Нелли Васильевну Борзенкову наши постоянные зрители смогут увидеть в роли Михевны, ключницы в доме Тугиной. В нашем театре она уже 25 лет. Еще один наш ветеран сцены Анатолий Иванович Третьяк играл сегодня купца Фрола Федуловича Прибыткова. По профессии он инженер-конструктор. Еще одна наша ведущая актриса Елена Шеремет играет в разных составах две роли: Глафиры Фирсовны, тёти главной героини и купчихи Пивокуровой.

В постоянном творческом поиске и наш ведущий актёр Виктор Проляпа, по- прежнему, работающий на ДМЗ.

— Можно сказать, что театр «Пламя» продолжает жить, несмотря на войну, на политические перемены?

— Я каждый день вижу, как нашим актерам хочется играть новые и новые роли, а зрителям смотреть наши работы. Когда в Донбасс пришла беда, у актеров даже возросло желание дарить радость своим землякам. А люди хотят хоть не на долго отвлечься от того, что происходит вокруг и окунуться в мир театрального искусства.

На наши спектакли ходят не только жители Пролетарского и Будённовского районов. Есть постоянные зрители даже из центра города. Например, семья с проспекта Титова не пропускает ни одной нашей премьеры. Им нравится не только творческий уровень наших спектаклей, но и низкие цены на билеты. Меня и актеров тронули слова в их отзыве, гласящие, что наши спектакли вдохновляют, дают силы. А некоторые наши постановки, такие, как «Одноклассники» или «Вышел ангел из тумана» они смотрели по 3-4 раза.

— Анатолий Васильевич, когда в 2014 году начались обстрелы Донецка, у вас не было мысли куда-то уехать, чтобы спрятаться от войны, как это делали многие жители Донецка?

— Нет, такой мысли даже не возникало. Я и мои близкие приняли решение не покидать свой родной город и продолжать работать, служить искусству, ставить новые спектакли, чтобы скрашивать жизнь наших земляков. К сожалению, многие наши актёры, очень талантливые люди, игравшие главнее роли, уехали в начале войны. Но они собираются вернуться, и мы будем рады снова их увидеть.

— Премьерой этого года стала пьеса Александра Островского «Последняя жертва». Подвергалась ли она сокращениям и было ли осовременено действие?

—Текст мы сохраняем полностью и ничего не добавляем от себя. Это гений, каждое слово которого ценно также, как золото. Играют актеры в традиционной манере. Единственным моментом стало появление танго в последнем акте. Конечно же, у автора этого не было. Но танец для нас стал не инструментом осовременивания пьесы, а возможностью подчеркнуть характеры персонажей. Не было в тексте и песни в исполнении Тугиной. У нас эту роль играют две актрисы. Анна Глебова поёт акапелла, а Марина Поляченко – под гитару.

— А прекрасные костюмы актёры шили за свой счет или театр помогал?

— Нам очень помогла актриса Ольга Гвоздева, игравшая в нашем театре. Она подарила нам несколько платьев фасонов 19-го века, а также мебель и предметы реквизита. За это мы низко кланяемся ей. Какие-то еще костюмы мы шили за общий счет: актеры сбрасывались на ткани кто сколько сможет.

— В следующем году у вас юбилей: «Пламя» празднует свое 35-летие. Какой пьесой порадуете зрителей?

— Конкретно сказать не могу. Мы ещё в поиске. Определились только с жанром. Это обязательно будет комедия. Хочется подобрать пьесу, в которой юмор и смешные ситуации заставят зрителей забыть о всех заботах, волнениях и ни смогут просто отдохнуть и поднять себе настроение. Возможно, что это даже будет классическая комедия, но очень яркая, завораживающая, вызывающая гомерический хохот в зрительном зале. Мы работаем для зрителей.

Ольга Стретта


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Facebook актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~PLn7G
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *