Василий Гладнев: Я человек счастливой профессии и счастливого театра

Василий Гладнев: Я человек счастливой профессии и счастливого театра
13 Апреля 2017

Ведущий мастер сцены, актер Донецкого академического музыкально-драматического театра Василий Гладнев отметил в этом году юбилей. Мэтру, любимцу публики, яркой творческой индивидуальности исполнилось 80 лет. Глядя на актера, полного сил, энергии, регулярно выходящего на сцену и играющего яркие, запоминающиеся роли, трудно поверить, что эта дата имеет к нему какое-то отношение. О секрете молодости Василия Николаевича, его безграничной любви к театру, к профессии мы беседовали с ним сразу после юбилея, который актер отметил 4 апреля.


Интервью, как такового не получилось. Вместо этого вышла увлекательная беседа, в начале которой Василий Николаевич вспомнил об одном из своих наставников и педагогов:

— Аненков был удивительным актёром, — рассказывает Василий Гладнев, — когда я пришёл в малый театр. После поступления в Щепкинское училище, он был одним из моих педагогов на курсе. Почти в каждой группе преподавали такие крупные актёры, как Аненков или Ильинский. Несмотря на то, что у них было очень мало времени на педагогическую деятельность, они приходили к нам, студентам, посмотреть уже готовые работы, постановки, чтобы внести какие-то коррективы и дать свою оценку.

— Можно сказать, что вам повезло попасть к мэтру такого уровня, давшему вам очень много в профессиональном плане.

— Мне очень много дал Малый театр. Туда я поступил уже в более или менее зрелом возрасте. К этому поступку меня побудил спектакль режиссёра Бориса Ивановича Равинских «Власть тьмы». Когда я его смотрел, главные роли там играли все звезды Малого театра того времени: Ильинский, Шатрова, Жаров, Горбатов, Доронин. Все они были мощнейшими актерами и ярчайшими индивидуальностями. Увидеть их в то время в одном спектакле было огромнейшим везением. Я не могу сказать, что после этого видел подобные постановки, хотя регулярно, раз в три-четыре года, ездил в Ленинград в БДТ. А раз в год ездил в Москву, чтобы посмотреть лучшие спектакли тех времен.

— Я вижу у вас в гримёрке фотографию знаменитого Михаила Козакова…

— С ним мне посчастливилось сыграть более 20-ти спектаклей «Дон Жуана» на сцене нашего театра. Он сам приезжал трижды. Но однажды, принимая решение, играть или нет в этой постановке на сцене Донецкого театра, он позвонил нашему директору и попросил прислать к нему в Москву актера, который играет Сганареля, чтобы с ним поработать у себя в столице. От уровня и умений исполнителя роли Сганареля зависело, согласится Михал Михалыч на сотрудничество с Донецким музыкально-драматическим театром или нет. Я приехал в столицу, в Москву. Мы с Казаковым встретились в такой же скромной гримёрной в театре на Малой Бронной, где он тогда служил. К репетиции первой сцены Дон Жуана и Сганареля приступили с порога. После этого поговорили с полчаса. Не успел я доехать до Донецка, как он позвонил директору и сказал, что согласен играть Дон Жуана. С тех пор вместе мы сыграли более 20-ти спектаклей в сезоне 1979-80 годов.

— В то время в театре уже работал Марк Матвеевич Бровун?

— Да, он занимал должность заместителя директора и ведал решением всех творческих вопросов, в том числе и приглашением звёзд для участия в наших спектаклях. Эта тенденция сделала большое и доброе дело для нашего театра. Как правило, звезды приезжали и проводили на нашей сцене репетиции. Сейчас это стали называть модным словом мастер-класс. А тогда это были просто репетиции, позволявшие нашим актерам перенимать опыт московских звезд первой величины. Например, Михаил Козаков просто и по- человечески объяснял многие вещи, не понятные нам и уходившие из поля зрения режиссера. В те годы у нас ставили спектакли совсем молодые и мало опытные режиссёры, и они с удовольствием слушали Михаила Михайловича, который привез из Москвы режиссуру знаменитого Анатолия Эфроса, ставившего «Дон Жуана» на столичной сцене.

— Сейчас вы бываете в Москве или Санкт-Петербурге, чтобы просто походить по театрам и посмотреть новые постановки?

— В Москве я был последний раз в декабре 2016 года. Удалось посмотреть четыре спектакля. К моему великому сожалению, радость я получил только от одного из них, шедшего на сцене театра Сатиры. Ничего нового в режиссуре там не было. Просто вышли два-три актера минувшего 20-го века, той уходящей эпохи, когда главенствовало именно актерское мастерство. Это Александр Ширвиндт и актриса, которой уже 91 год, знаменитая Вера Васильева.   Видеть их на сцене уже огромное удовольствие.

— А чем вам не понравились остальные три спектакля?

— Я приведу только один пример. В театре имени Ермоловой я попал на постановку по пьесе молодой женщины-драматурга из Одессы, которой уже, к сожалению, нет с нами. Она умерла лет 5 назад. Но её скандальная пьеса, по-прежнему идёт на многих сценах, в том числе и столичных. И вот я попал на этот спектакль, помня рьяные похвалы критиков, когда состоялась премьера. Жаль, что критики любят иногда хвалить то, что не интересно смотреть. Сюжет построен на том, что на первый план выносятся очень неприглядные стороны жизни: в центре сюжета судьба молодой девушки, которая оказывается в жутком жизненном переплете, конфликтует с родителями, со своими знакомыми. Потом появляется человек, который читает прекрасные стихи и вдруг, ни с того ни с сего, начинает насиловать героиню. Это чудовищно и не понятно, как такое может происходить на сцене театра, которым восхищались миллионы зрителей, в котором работали блистательные мастера. Я до сих пор помню их спектакль «Бег» по Булгакову, попасть на который было невероятно сложно, и московские театралы стояли в очередях за билетами. Я знаю, что руководит этим театром Олег Меньшиков, замечательный артист. Но, видимо, он так много снимается в кино, что ему уже не до театра.


— Кого из современных драматургов вы считаете достойным, чьи пьесы вас затронули?

— Трудно сказать сразу. Если не задумываться, то приходит на ум одно слово – ничьи. Когда я работал уже здесь, в Донецком театре, мы ставили спектакль «Мы, ниже подписавшиеся» Гельмана. В этом спектакле с нами на сцену выходил гениальный мастер Евгений Евстигнеев, игравший вторую по значимости роль. Все мы с ним общались, для каждого донецкого актера много значил факт выхода на одну сцену с такой знаменитостью. Позже, будучи уже зрелым человеком, я ставил спектакль по ещё одной пьесе Гельмана «Скамейка». В этом спектакле мы играли вдвоем с замечательной актрисой Валентиной Ищенко, которая сейчас уехала и работает в Киеве.

Могу отметить спектакли по пьесам современных авторов, идущие в нашем театре на малой и новой сцене. Совершенно неожиданно для меня самого, мне понравился спектакль «Детский сад №…» по пьесе Андрея Курейчика. Очень интересный материал и необычный авторский ход. Вот это много значит, это интересно. Курейчик относится к числу по-настоящему оригинальных драматургов, видящих эту жизнь по-своему и представляющими сценическую жизнь под очень необычным углом зрения. Это не та «голая правда», которую показывали у нас в период разрухи. Мы тогда все стали соучастниками разрушения Советского Союза. И в искусстве 90-х годов минувшего века бытовала тенденция выдавать грязь за нечто привлекательное, скатываясь до грубого натурализма. Это все отвратительно и недопустимо. Это эпатировало публику, находились те, кому это интересно, и предприимчивые дельцы делали на этом деньги. Это было не во благо театра, актёров, режиссёров и, тем более, зрителей.

— Но ведь все-таки классика нуждается в осовременивании? Сейчас другой ритм жизни, иное восприятие…

— Надо, не спорю. Но всё должно оставаться в рамках этики и эстетики. Например, недавно у нас в театре прошла премьера спектакля «Барышня-крестьянка» по одноименному произведению Пушкина. Мы привнесли туда много «отсебятины» на современный лад. Но это не испортило художественно-эстетического восприятия сценического действия. Были сегодняшние, современные эмоции, свойственные нашим современникам.

Я с огромным удовольствием работал в этом спектакле. Сейчас у нас в республике просто потрясающий зритель, ценящий каждое мгновение жизни, способный радоваться светлым минутам и по-особому воспринимать произведения искусства, театр. Несмотря на военные действия на окраинах города, на подступах к нему, люди ощущают себя свободными.

— Вы общаетесь с вашими коллегами, оказавшимися с другой стороны от линии разграничения?

— Общаюсь, но делать это беспрепятственно удается далеко не всегда. Один из наших актеров, с которым мы были очень дружны на протяжении многих лет, уехал на Западную Украину. Сейчас мы можем общаться по телефону лишь тогда, когда он выезжает на отдых в Одессу. В город, где он живет и работает, я ему не звоню. Иначе это может негативно отразиться на нем и на его положении в театре.

— Вы никуда не уехали из Донбасса, когда началась война?

— Решающим фактором стало то, что Донбасс для меня – вторая родина. Я не уроженец этих земель, но провел здесь огромнейшую часть жизни. Впервые приехал в Донбасс в январе 1952 года. Мне тогда и 15-ти ещё не исполнилось, и я сроднился с Донбассом.

— Мысль стать актёром посетила вас именно здесь, в юношеские годы?

— Да, но уже в достаточно зрелом возрасте. Сначала я учился в Донецке в металлургическом техникуме. Потом отправился в Москву, где поступил в транспортный институт. Самодеятельностью я увлекался с первого класса, но что такое театр и что мое призвание – служить искусству, я понял уже после 20-ти лет.

— Ваша семья имела отношение к театру, к искусству?

— Нет, я первый актёр в нашем роду, наши корни в Воронеже, где родились мои родители и какое-то время жил я. Могу смело сказать, что моя семья удивительная. Родные были кустарями и, в какой-то мере, художниками. Мои родители – кондитеры. Они имели патент и держали свою мастерскую. Сюда, в Донецк, наша семья переехала потому, что здесь можно было недорого купить патент и открыть свое дело.

Мои бабушка и дедушка были пекарями. Не могу сказать, что детство у меня было легким. Мы пережили Великую Отечественную войну. К тому же, как и во всех семьях, занимавшихся каким-нибудь ремеслом, мне пришлось рано начать работать. Родители стремились пораньше передать свой опыт детям.

Несмотря на самую простую профессию, моя мама была удивительным, творческим человеком, натурой настолько артистичной, что могла прекрасно петь, танцевать и достоверно кого-то изображать.

— Вы были единственным ребёнком в семье?

— Нас у мамы было четверо. Сейчас из трех братьев остался я один. Есть еще сестра, младше меня на 10 лет. Мне удалось так долго прожить благодаря моей профессии. Я нашел себя, почувствовал, что быть актёром – это моё, и я занимаюсь своим делом, я не занимаю чужого места и нахожусь на своем. У меня нет особых претензий к чему-то, и я с радостью делаю то, что мне доверяют. Такая ситуация в этом театре была и остается уже долгие годы. Менялись руководители, главные режиссеры. Вот у меня в гримёрке висит портрет Петра Сидоровича Ветрова, нашего легендарного режиссёра, которого артисты звали «батя». Большую роль его наставничество сыграло и в моей жизни.

— Вы пришли в наш театр 50 лет назад, поэтому можно сказать, что в этом году вы отмечаете двойной юбилей?

— В Донецком академическом музыкально-драматическом театре я сыграл первую роль 1 апреля 1967 года. Это была роль бухгалтера в спектакле «Цыган». Многие больше знают экранную версию, где главного героя Будулая играет Михай Волонтир. В кино роль бухгалтера осталась незаметной, а в театре это был очень яркий образ, хорошо выписанный драматургом и отлично сделанный моим первым в этом театре режиссером Владимиром Бугаевым. Сейчас он жив. Живет в Киеве. Три года назад у него был юбилей – 80 лет, и я его поздравлял с этой датой. Я буду благодарен этому человеку по гроб жизни. Ведь для актёра режиссёр – это всё, это наставник, это человек, который сразу выстраивает твою творческую судьбу. И Владимир Бугаев, и Пётр Ветров в первую очередь выращивали артистов. Ведь молодой артист подобен неотесанному камню, а режиссер делает из этого материала, подобно умелому скульптору, актера-мастера.

— А ваша семья сегодня тоже театральная?

— В какой-то мере, да. Сейчас у меня уже вторая семья. Дочь от первого брака уже совсем взрослый, самостоятельный человек, живет и работает в Москве. А дети от второго брака у меня такие маленькие, что мне даже бывает неудобно говорить, сколько им лет: сыну 7 лет, а младшей дочке – 5. Когда я выхожу с ними гулять, меня иногда спрашивают: «Это внуки или правнуки?». Я отвечаю, что правнуки.

— Вас можно просто поздравить с тем, что у вас такие замечательные дети.

— Я убеждён, что сохранять силы и молодость мне помогает то, что я человек счастливой профессии и счастливого театра.

— Ваша вторая жена тоже творческий человек, актриса?

— Она представитель творческой профессии, но не актриса. Закончила наше Донецкое училище культуры, отделение режиссуры. Мы познакомились, когда она работала режиссером в клубе. До этой встречи, после развода, я много лет прожил один и перестал думать о создании семьи, но встретив ее подумал, а не пробовать ли еще раз свить гнездо.

— Василий Николаевич, за долгие годы творческой карьеры вы сыграли всё, о чем мечтали?

— Я сыграл не более 10-ти процентов от того, что хотел, о чем мечтал. И я еще не встречал ни одного своего коллегу, который сказал бы, что сыграл всё, что хотел. Сказать такое можно лишь для красного словца.

Я доволен своими ролями, своей актерской карьерой. Бывали, конечно, и неудачи. Не без этого. Но большинство моих ролей получились яркими и понравились нашим зрителям. Для них мы репетируем, задумываемся над тем, как выгоднее, зрелищнее преподнести образ своего героя. У нас в Донецке удивительные зрители. Я объездил весь Советский союз. Бывал и в Хабаровске, и в Амурском крае, и во Владивостоке, и в Поволжье. Поэтому могу судить о том, как публика принимает спектакли. Встречая свой 80-летний юбилей, я мечтаю еще не просто прожить годы, но и оставаться способным создавать что-то в искусстве.

— Что мечтаете создать?

— Есть творческие планы и я поделился ими с нашим Василием Маслием, который исполняет функции главного режиссера. Мы с ним говорили, у нас есть общие творческие планы, но пока не хочется их озвучивать.


Ольга Стретта


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Вконтакте актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://delovoydonbass.ru/~jg0JQ
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *