WSJ узнала, как террористы ИГ продают сирийские артефакты на Запад

WSJ узнала, как террористы ИГ продают сирийские артефакты на Запад
2 Июня 2017

Журналисты The Wall Street Journal провели расследование и узнали, как похищенные в зонах конфликта предметы антиквариата попадают на Запад. Террористы ИГ заставляют обедневших в условиях войны местных жителей выкапывать древние сокровища, а затем при помощи перекупщиков контрабандой переправляют ценности западным покупателям. Деньги идут на покупку оружия и подкуп властей.

Хотя «Исламское государство»* разрушает древние артефакты в Сирии, боевики также контрабандой переправляют их покупателям в Европе и в США.

МАЙКЛ ДАНТИ, глава инициативы по защите культурного наследия при Американском институте исследований Востока (ASOR): Они (артефакты. — RT) представляют ценность для этих структур.

Они нанимают местных жителей для разграбления античных ценностей. А также используют антиквариат в качестве бартера, чтобы получить взамен оружие, или в качестве взяток для официальных лиц.

МАЙКЛ ДАНТИ: Эти ценные материалы могут использоваться как «преступный капитал» между различными криминальными структурами.

Они вовлекают в это целую сеть дилеров на Ближнем Востоке и за его пределами.

ПОСРЕДНИК: Есть очень много покупателей из Германии, из Лондона, из США.

И забирают себе часть прибыли.

При помощи задокументированных записей «Исламского государства», интервью с контрабандистами и представителями правоохранительных органов The Wall Street Journal удалось восстановить схему того, как бесценные древние артефакты похищаются из районов боевых действий в Сирии и Ираке и попадают в руки торговцев произведениями искусства на Западе.

Антиквариат «Исламского государства» (название фильма. — RT)

До начала гражданской войны в Сирии древний город Пальмира был центром притяжения для туристов. Но теперь, по данным представителей западных правоохранительных органов и разведки, этот объект из перечня Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО стал мишенью для грабителей из радикальной исламистской группировки ИГ. В результате античные города, такие как древнеримский Дура-Европос на востоке Сирии, подверглись полному разграблению.

МАЙКЛ ДАНТИ: Боевики «Исламского государства» активно используют металлодетекторы для поиска металлических предметов — например, монет и различных предметов культового назначения периода Византийской империи. Это происходит, к примеру, на руинах города Дура-Европос и в его окрестностях (современное название Талль-ас-Салахия).

Кадры съёмок со спутника показывают, каких масштабов достигли эти незаконные раскопки. Каждое тёмное пятно здесь указывает на место раскопок. По данным представителей западных спецслужб, это мародёрство приносит «Исламскому государству» до $88 млн в год.

МАЙКЛ ДАНТИ: Если говорить о ценности этого антиквариата, то для подобных структур он представляет определённую ценность. Скажем, если какой-то экстремистской группировке надо переправить людей через границу — они могут использовать древние артефакты, чтобы обеспечить это при помощи своих сообщников, которые работают по ту сторону границы, например, на таможне или в пограничных службах, вблизи зоны конфликта. В таких случаях предметы антиквариата используются для взятки. Их также могут использовать для покупки оружия.  

Древние ценности, которые тысячи лет хранились в земле, теперь под надзором «Исламского государства» выкапывают местные жители. Такие «разрешения» на раскопки выдаёт в ИГ соответствующее «управление», которое возглавляет Абу-Лайс ад-Дайри. «Исламское государство» также контактирует с сетью экспертов, чтобы идентифицировать найденные артефакты и определить их стоимость. С торговцев взимается 20-процентный сбор за все проданные находки. Затем предметы антиквариата вывозят с подконтрольных ИГ территорий и перепродают посредникам в таких странах, как Турция и Ливан.  

МОХАММЕД АЛЬ-АЛИ, дилер сирийского антиквариата: В этом регионе можно найти столько предметов старины, потому что он расположен близко к границе.

Перекупщики — это такие люди, как Мохаммед Аль-Али, торговец антиквариатом, который бежал из Сирии. 

МОХАММЕД АЛЬ-АЛИ: В сфере торговли антиквариатом работает очень много людей. Вместе они составляют сеть. И все, кто в рамках этой сети торгует здесь предметами антиквариата, знают, что скоро от ИГ поступят некоторые новые предметы старины.

Аль-Али утверждает, что Абу-Лайс ад-Дайри из ИГ связался с ним и попросил найти на Западе покупателя для этого золотого кольца времён Римской империи. По словам Аль-Али, кольцо продали — но не он, а другой перекупщик.  

МАЙКЛ ДАНТИ: У нас сложилось впечатление, что, в первую очередь, в Турции и Ливане, работают перекупщики, которые начали свою деятельность ещё до конфликта. Они располагают сведениями, необходимыми, чтобы вывести эти изделия на рынок, и знают, как их «отмыть», чтобы затем представить на легальном рынке. 

Перекупщики могут установить более высокие цены на эти товары в Европе, Америке и Азии, чем в странах Ближнего Востока. 

МОХАММЕД АЛЬ-АЛИ: В Турции так много покупателей, но я веду дела с людьми из Германии, Лондона, Франции, Швейцарии, США. Сюда приезжает очень много покупателей.

Предметы антиквариата контрабандой переправляют с Ближнего Востока на рынки Запада. Этот экземпляр Библии III века с видео, которое снимал Аль-Али, был найден при раскопках в церкви в античном городе Дура-Европос, а затем переправлен контрабандой в турецкий Газиантеп.

По словам Аль-Али, покупатель отдал 10 тысяч евро (примерно 11 тысяч долларов), чтобы переправить это контрабандой из Турции в Россию в машине с грузом овощей. Как он утверждает, есть только один проверенный способ перевозки артефактов через границу.

МОХАММЕД АЛЬ-АЛИ: Взятки, взятки и ещё раз взятки, чтобы пересечь границу. Знаю, что иногда мои друзья платят около 5 тысяч долларов, чтобы перевезти через границу некоторые предметы старины. Зато они точно знают, что продадут их за 10 или даже 50 тысяч долларов.

По данным французских и болгарских чиновников, антиквариат следует по проторённому пути: из Сирии через Турцию или Ливан в Западную Европу и США. 

МАЙКЛ ДАНТИ: На самом деле всё, что нужно, — это цифровая камера или камера на сотовом телефоне и страничка на Facebook или в другой соцсети, где можно выложить в открытый доступ фотографии антиквариата. Эти фотографии распространяются, скажем, на Западе. Кто-нибудь выбирает понравившуюся ему вещь — и на другом конце, там, где спрятаны эти артефакты, рядом с местом боевых действий или в самой зоне конфликта, эту вещь запечатывают и отправляют покупателю. 

После того как антиквариат попадает в руки к торговцу, он пытается скрыть происхождение товара. Для этого, как сообщают швейцарские чиновники, торговцы античностью прячут свой товар в свободных портах. Подобные порты создают частные компании и сдают в аренду. Государство освобождает их от налогов. Свободные порты во многом схожи с магазинами беспошлинной торговли, которые мы видим в аэропорту.

Налог на размещённую в свободном порту собственность выплачивается, лишь когда собственность покидает систему свободных портов. Такой принцип обязывает к оформлению соответствующих документов, по которым можно отследить путь товара.

МАЙКЛ ДАНТИ: Я знаю, что некоторые предполагают, что отдельные предметы антиквариата проходят через свободные порты, через глобальную систему свободных портов. В рамках этой системы благодаря освобождению от сборов у торговцев есть возможность солгать (о происхождении этих предметов. — RT) и довольно долго хранить их в тайне. И лишь затем, чтобы не вызывать подозрений, эти предметы антиквариата разместят на рынке.

Согласно информации от представителей западных служб безопасности, артефакт путешествует со склада на склад и может так храниться годами. Со временем подлинная история предмета антиквариата стирается — и создаётся новая. По словам французских официальных лиц, при подделке документов указывается более давнее время (поступления товара. — RT).

Власти Швейцарии утверждают, что сейчас они работают над тем, чтобы пресечь (незаконную торговлю антиквариатом. — RT) в свободных портах. Однако некоторые артефакты находятся в этой системе так давно, что узнать истинный источник их происхождения почти невозможно.

МАЙКЛ ДАНТИ: Мы располагаем довольно надёжными сведениями относительно того, откуда поступила плата за эти предметы антиквариата. И со временем, года через два-три или через 10 лет, их туда доставят. На рынке сегодня в большинстве случаев продавцы и покупатели действуют очень осмотрительно. Им известно, что на рынке много предметов антиквариата из Сирии и Ирака.

Сейчас иммиграционная и таможенная полиция США расследует дела в отношении ряда работающих в США торговцев антиквариатом, которые, по подозрениям полиции, торгуют похищенными в Сирии и Ираке артефактами. Согласно близким к расследованию источникам, власти Швейцарии и Франции расследуют аналогичные случаи по всей Европе.   

Данти полагает, что покупка таких предметов антиквариата представляет более серьёзную угрозу, нежели спонсирование «Исламского государства». 

МАЙКЛ ДАНТИ: Мы сталкиваемся с кризисом культурного наследия, с таким культурным кризисом, какого мы не видели, насколько я помню, со времён Второй мировой войны.

Аль-Али говорит, что он прекрасно понимает, какой урон незаконная торговля антиквариатом наносит его стране. Но это его не останавливает.

МОХАММЕД АЛЬ-АЛИ: Я сознаю, что мы разрушаем нашу землю из-за охоты (за антиквариатом. — RT) и прочего. Но сейчас в условиях войны все бедняки пытаются найти предметы антиквариата, чтобы затем продать их. И получить немного денег, чтобы выжить.


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Viber актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Источник:  https://russian.rt.com
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~fWxc3
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *